Вера, надежда, любовь Елены Серовой


1 152 0 Опубликовано: 21.04.2015 admin
{attr-title}


Свершилось! В космос вновь отправляется русская женщина-космонавт – Елена Серова.

«У меня с детства была мечта работать в области космонавтики».

«Товарищ Председатель экзаменационной комиссии. Основной экипаж космического корабля «Союз ТМА-14М» для проведения комплексной авиационной тренировки готов. Командир экипажа Александр Самокутяев».

В истории российской и советской космонавтики женщин запускали на орбиту в среднем раз в двадцать лет. На самом деле космонавтика – это очень жесткий и, в основном, мужской мир. Н в этом мужском мире Лена не одна.

«Я слежу за судьбой этого корабля практически с момента его рождения, поэтому есть чуточку здесь моего. Ну и, естественно, конечно же, супруга летит, передаю как бы ей».

«Промокну».

Ее муж, Марк Серов, тоже космонавт. Их семья прошла эту трудную дорогу в космос вместе, рука об руку, и сделала все, чтобы заветная мечта стала реальностью.

«Мои мама и папа – космонавты».

«Мама у нас строгая, много не позволяет».

«Ну, когда родители – космонавты, дурдом какой-то, если честно».

«Ну, какой-то период времени, я думаю, придется потерпеть».

«Часто не видишь родителей. Они все время в отъездах, командировках, вечно на работе».

«Маленькая хозяйка, она уже достаточно много помогает по дому. Она уже понимает всю ответственность, которая легла на ее плечи».

«Кошмар, в общем, одним словом».

Чрезвычайная ситуация, космический корабль совершил аварийную посадку в глухой тайге. Елена Серова в составе своего космического экипажа проходит испытание на выживание.

«Я материк, я материк, я материк. Терплю бедствие, терплю бедствие, терплю бедствие».

До полета еще 1,5 года. В экипаже кроме Лены двое мужчин – американец Барри Вилмор и россиянин Александр Самокутяев – командир.

«Уберем снег, растопим огонь, подогреем землю, сверху насыпем лапника, потом положим парашюты на лапник, медицинские накидки – будем от земли тепло и нам комфортно».

Лена – профессиональный космонавт, это означает 100% занятость. График подготовки к космическому полету расписан до минуты, тренировки сменяются тренировками. С тех пор, как она посвятила себя этой работе, ее появление дома – праздник. В зимнем лесу экипаж космического корабля должен продержаться не менее 3-х суток, а дома у Лены остались муж и дочка.

«Она говорит: «Люблю-люблю, целую-целую, пока». Что вам еще рассказать?».

«Навела порядок, приготовила еду. На три дня. Все».

«Реже дома стала появляться, конечно. Что-то, мне пришлось что-то на себя взять».

«Я теперь спокойна, что у меня все накормлены, все убрано, что семья может оставаться некоторое время, в самостоятельном режиме работать».

«А вообще так, я же говорю, у нас отношения с самого начала сложились определенным образом. Так они и развиваются».

Лена и Марк Серовы – космические муж и жена. Учились в одном институте, даже на одном факультете – аэрокосмическом. Закончили его с разницей в три года, долго дружили. Марк поступил в отряд космонавтов, когда Лена ждала ребенка.

«- Любовь у нас в семье – мама, вера у нас в семье – папа, а надежда у нас в семье – я.

- А надежда на меня?

- Надежда вся на меня, да».

Дочь Марка и Елены Серовых тоже Лена, Лена Серова-маленькая. Для нее мамин полет в космос – это первое серьезное жизненное испытание, экзамен на самостоятельность. Но мамино отсутствие дома – понятие довольно условное, сегодня из космоса можно и заглянуть в электронный дневник дочери, и просто позвонить.

«Если видите какой-то, необычный, совершенно незнакомый номер, на телефоне высветится, вы не пугайтесь – это буду я. Нет, я буду не в роуминге, нет».

Жизнь Лены-маленькой – это история семьи, которая уже 12 лет совместными усилиями готовится к полету в космос.

«Когда я родилась, папа, он решил поступать в отряд космонавтов».

«Марк шел немножечко впереди меня, буквально там, на год, на два, но мы оба поддерживали друг друга».

«Она помогала мне, задавала вопросы, как бы имитируя экзаменатора, я отвечал. И вот мы собрались уже спать, и тут начались схватки».

«Он должен был сдавать экзамены, чтобы поступать в отряд, и тут как раз вот ночью должна была родиться я».

«У меня в 2003 году Леночка родилась, а как раз Марк Вячеславович, он в отряд, в качестве кандидата в космонавты, пришел как раз в 2003 году».

«Я увез ее в родильный дом, а утром, совершенно с такими глазами в кофе, пошел сдавать экзамен. Я легко сдал, успешно, тем самым, как бы, рождение дочери совпало с моим вступлением в отряд космонавтов».

Это сегодня Марк Серов говорит о зачислении в отряд космонавтов с легкостью. На самом деле попасть сюда удается в лучшем случае пятерым из ста.

«Товарищ председатель экзаменационной комиссии, кандидат в космонавты Марк Серов прибыл для сдачи экзамена».

Марку помогло отличное здоровье и доскональное знание космической техники. До того как попасть в отряд, Марк Серов работал в ракетно-космической корпорации «Энергия» и в Центре управления полетами.

«У нас экзамены – не пустая формальность. Это действительно строгий тест, практический и теоретический, поэтому здесь пустой формальности нет, потому что от этих вещей жизнь зависит, и твоя, и выполнение программы, и товарищей твоих тоже зависит, поэтому попустительства никакого».

Он научился лучше всех прыгать с парашютом, и даже изобрел свой способ прыжка, который позволил ему сдать парашютную подготовку на «отлично». Тренируясь в гидробассейне вместе с космонавтами – стал профессиональным водолазом. Научился выживать в пустыне, на море и в зимнем лесу.

«Постоянное движение – это такая особенность работы космонавта, что бывает 24 часа в сутки на работе. Это хочешь не хочешь, а так происходит».

Ежедневные тренировки, к счастью для Марка, совпали с декретным отпуском Лены. Все, что связано с космосом – на Марке, все заботы по дому и маленькая дочь – на Лене.

«Ну, хочется, конечно, чтобы дома тоже был немножко такой домашний уют, не зависимый от работы».

От момента поступления в отряд, до полета – проходит, как минимум 5-7 лет. Если женщина решит стать космонавтом, то на ближайшие 10 лет о материнстве надо забыть.

«Ограничения свое в планировании своей жизни, в том числе и в рождении, так сказать, значит, детей. Это ограничение гораздо большее для женщины, при участии в космической программе, чем для мужчины».

Когда Марк Серов начал тренироваться в отряде космонавтов, главной заботой Лены –большой была Лена-маленькая. Но декретный отпуск продлился недолго, у Лены большой появилась новая цель.

«Она мне как-то задала вопрос: «Слушай, а ты не будешь против, если я подам заявление в отряд космонавтов?». Я пожал плечами, потому что, ну, сказал: «Конечно, конечно пробуй».

«Сейчас Лена, она полная сил и энергичная. До этого я с американкой выживал, она в возрасте уже, как бы, ее нужно было немножко поберечь, но и Ленку надо беречь.

- Я еще пригожусь.

- Да, ты еще нужна».

Если Лена сумеет преодолеть земное притяжение – она станет 4-й русской женщиной-космонавтом, после Валентины Терешковой, Светланы Савицкой и Елены Кондаковой.

«Нас утро встречает прохладой,

Нас ветром встречает река…».

«Работает промежуточная, главная, подъем. Счастливого лета, счастливо…».

Герой Советского Союза Валентина Терешкова была первой, и долго оставалась единственной женщиной в мире, покорившей космическое пространство.

«Нет, мы летали на других кораблях, а это кабина тренировочная, поэтому, корабль вернее».

Только спустя19 лет, в мае 1982-го, в космос отправится вторая женщина-космонавт, она тоже будет русской.

«Кто-то говорил – зачем это надо, зачем нам еще женщина, хватит там одной и так далее, и вообще это не женское дело. Все эти разговоры ходили».

Дважды герой Советского Союза Светлана Савицкая – два полета. Савицкую отправили на орбиту, когда опять надо было обогнать американцев. Светлана – первая в мире женщина, которая вышла в открытый космос, первой выполнила сварку металла в безвоздушном пространстве на поверхности станции.

«- Не торопясь, Света, не торопясь.

- Не спеша...».

Третья, теперь уже российская женщина-космонавт, полетела на орбиту еще 12 лет спустя, осенью 1994-го.

«Это была больше политическая гонка. ЦК говорило – Надо пустить, там, к этому съезду надо, к 7-му ноября».

Елена Кондакова, Герой России, первая в мире женщина-космонавт, совершившая длительный полет на орбитальной станции.

«У нас уже редиска вылезла, огурцы появляются, всхожесть – 100%».

Женский отряд космонавтов. На самом деле он был значительно больше и не один. За первые полвека полетов в два женских отряда были зачислены 16 девушек, 12 из них имели реальную возможность полететь в космос, они были назначены в составы основных экипажей.

«Когда меня списывали из отряда, меня и моих подруг, то так было и сказано, что перспектив женских полетов нет, и не будет на ближайшие годы, поэтому, ну, что мы вас, девушки, женщины, будем держать в отряде? Надо уходить и заниматься дальше земной жизнью».

«Я, в принципе, и полетела тоже благодаря тому, что я понимала, что у меня за спиной супруг, что у меня за спиной еще бабушка с дедушкой, которые помогут всегда. И, в общем-то, понимание в семье – оно как раз и помогло, в общем-то, слетать».

Полет Елены Кондаковой пришелся на переломный момент в истории страны. С тех пор россиянок на орбите не было.

Американских женщин-астронавтов на орбите за последнее время побывало больше полусотни. Первая женщина-астронавт Салли Райд отправилась в космос ровно через 20 лет и 2 дня после полета Валентины Терешковой. На старых американских кораблях женщины не летали. Женский старт Америки стал возможен только после того, как появились космические челноки – шатлы.

«Прежде всего, женщина-астронавт – это астронавт. И для нас самое главное то, что мы обладаем навыками и умениями точно такими же, как и мужчины-астронавты».

Сегодня американцы осваивают новый корабль – грузовой. Необходимость в нем возникла из-за закрытия программы полетов на шатлах. Работают с этим кораблем, который назвали «Драконом», в основном, американские женщины-астронавты.

«Когда я была на станции, мне пришлось захватывать корабль-грузовик манипулятором. И на эту сложную задачу, как и в предыдущий раз, выбрали Николь и меня – это о чем-то говорит».

«И в какой-то мере это правда. Действительно, наблюдается такое явление, что женщин наиболее аккуратны и работают джойстиком манипулятора более гладко, чем мужчины».

«Манипулятор, да, у американцев там куча всяких разных больших процедур, и чтобы его активировать, потом чтобы его сдвинуть на 5 сантиметров, надо там, я не знаю, 1,5 часа его готовить. Когда монотонно, долго, там вот, что-то типа вязать, что-то типа там вышивать, может быть да, для женщин эта, наверное, может быть предпочтительнее. Хотя есть классные операторы-ребята, и я готовился тоже в свое время в операторы. И был специалистом по манипулятору».

Максим Сураев и Николь Стотт вместе тренировались, потом вместе работали на Международной космической станции. Уже 10 лет семья Сураевых дружит с семьей Николь, они помогают и доверяют друг другу во всем.

«Мы с мужем, как семья, всегда хотели ребенка, планировали, чтобы у нас был ребенок. Но, в то же время, я тренировалась на астронавта».

«Когда Николь готовилась к космическому полету, Крис – это ее муж, он выполнял роль хранителя этого очага».

«Моего сына зовут Роман, он родом из Самары. Мы его усыновили, когда ему было 8 месяцев. И первыми нашими помощниками в этом решении были как раз Максим и Анна».

«Это, конечно, ее личная жизнь. Я бы не хотел тут давать оценку, но, мне так кажется, что в какой-то степени она пострадала, когда делаешь свою карьеру именно в космосе».

«Нет, второго ребенка мы пока не задумываемся. Сейчас мы нацелены больше на карьеру, на карьерный рост определенный, для достижения своей поставленной цели, чтобы мы могли полететь в космос».

Детство Лены прошло на аэродромах, ее папа – военный, служил на Дальнем Востоке, на авиабазе. Тогда же у Лены появилась мечта – летать.

«Я родилась на Дальнем Востоке, село Воздвиженка, это под Уссурийском, Уссурийский район. С садиком была большая проблема, ну и как следствие, пап везде меня таскал за сбой. То есть, можно сказать, что я фактически выросла на аэродромах».

Так что поступлению Лены в Московский авиационный институт в доме никто не удивился.

«Полеты, войска, служба, летчики, в общем-то, ощущение такое, что вместе с папой служили и, и мама, и сестра с братом. В общем-то, можно сказать, что детство, детство послужило отправной точкой».

Веры в собственные силы Лене всегда было не занимать, поэтому и не побоялась выйти замуж за молодого космонавта Марка Серова, а потом и сама пришла в звездный отряд. Вера в себя, надежда на свою семью и любовь самых близких на свете людей.

«Вера, надежда, любовь – всем поровну, чтобы никто не ушел обиженным. Так правильно».

Самое серьезное испытание, через которое удается пройти далеко не всем космонавтам – это ожидание. Время уходит неумолимо, дети становятся старше, меняются требования к твоему здоровью, меняешься ты сам. Лена своего полета ждала 7 лет. И если бы не ее семья, то на эту финишную прямую она могла бы и не выйти.

«Верим друг в друга, надеемся друг на друга, помогаем друг другу, а без любви это все вообще не имеет смысла».

Марк ушел из отряда космонавтов, потратив на тренировки в Звездном Городке 10 лет. Теперь он ведущий инженер-испытатель РКК «Энергия» и разрабатывает новый пилотируемый корабль.

«Вершина карьеры космонавта – это, конечно, полет в космос. И вот тогда оценится весь его профессионализм. Можешь годами, десятилетиями сидеть на Земле, говорить, что ты космонавт, но при этом не повести себя, как профессионал».

Марк по-прежнему надеется полететь в космос, но космический корабль, который он строит, пока еще только готовится к испытаниям. До реального полета с экипажем должно пройти несколько лет.

«- Поручень где?

- Вот он здесь поручень.

- Твоя будет задача, как бы открыть люк, эту крышку сдвинуть.

- Открываю».

«Когда вот я уже, по-моему, пошла в школу, папа решил оставить отряд космонавтов, и занялся над работой новой космического корабля».

«Я этим кораблем еще плотно займусь. Практически, сделан он будет вот этими руками. В огромно коллективе, но, тем не менее».

«Когда папа покинул отряд космонавтов, стало даже, если честно, намного проще, потому что, как бы, стал папа чаще появляться дома, и как-то, вот это вот, радовало даже, что ли, я не знаю».

«Он работает над перспективным пилотируемым кораблем сейчас. Это занимает очень много времени, и порой он сидит по полночи еще дополнительно к тому, что с работы приходит. Всегда ночь-полночь».

«Чаще проводила время с родителями, ну, по крайней мере, с папой».

«Все равно пока ничего не работает. На другие кнопки, на другие, которые светятся, их можно нажимать».

Главный секрет нового космического корабля, которым занимается Марк, в том, что, в отличие от сегодняшнего «Союза», он, во-первых, стал многоразовым, а во-вторых, сможет совершить посадку на Луну и даже, возможно, на Марс.

«Взлет к станции в космос и посадка, когда возвращаются из космоса – для меня это было очень интересно».

«Ну, это действительно, в просторечии называется джойстик, но мы называем это «ручка управления движением ориентации». И она сделана одна для двоих, я мгу управлять правой рукой, ты можешь управлять левой рукой».

«Конечно, когда я была маленькая, у меня было такое желание, особенно когда я смотрела мультик «Тайна третьей планеты», это был мой любимый мультик. И иногда возникало желание стать космонавтом».

«Полгода, а вы говорите трое суток. Трое суток – это уже мелочи жизни, и предстоит сейчас полгода. Поэтому мы уже начинаем постепенно привыкать».

Сегодня Лене предстоит одно из самых серьезных испытаний – она первый раз в жизни выйдет в открытый космос.

«- Как в ЗАГСе.

- Серьезное дело. Эксперимент первой категории сложности, называется».

И хотя космос этот на Земле, он самый настоящий. Малейшая неточность, плохо закрепленная перчатка, неплотно закрытый клапан на скафандре могут привести к серьезной баротравме. Кровь в разреженной атмосфере барокамеры закипает по-настоящему. Помогать Лене Серовой будет Михаил Тюрин, космонавт опытный, с большим стажем. Перед входом в барокамеру – подгонка скафандров.

«- Хвостики наверх. Так, ничего не тянет тебе? Попробуй.

- Все хорошо».

Русские скафандры, в которых космонавты работают в открытом космосе, считаются лучшими в мире. Вот только есть одна проблема – их придумывали мужчины и для мужчин. Лена – женщина, и теперь это ее проблема, которую решать приходится опять же с мужчинами.

«Чем хорошо, когда семья занята одним делом – некоторые вещи говорить не надо. На моем рабочем месте всегда приходит расписание занятий всех экипажей, всех космонавтов ЦПК. Я всегда вижу, чем она занята весь день, и поэтому иногда и говорить не надо, там, я поехала или я пошла. Я знаю, куда ты поехала, знаю, что у тебя тренировки, знаю, чем ты будешь заниматься. Не забудь взять комбинезон сегодня с собой».

Марка, как инженер-испытатель, не только знает, чем занимается его жена, но еще и помогает ей в освоении «земного» космоса. В гидролаборатории тоже имитируется космическое пространство. Марк на этих тренировках входит в состав вспомогательного персонала. В гидрокосмосе работают в точно таких же скафандрах, как и в космосе открытом. Лена и мужской скафандр «Орлан» уже подружились.

«Вообще, никакой ни мужской, ни женской программы космической не существует. Есть просто некая программа освоения человеком космического пространства».

«- Лен, скажи, ты как под этим давлением?

- Под этим – хорошо.

- Под этим – хорошо».

«Я считаю, что женщины, я бы сказал, что они не слабый пол, они хитрый пол. Там, где надо быть слабыми, они могут быть слабыми. Где надо быть сильными – они могут собраться и выполнить поставленную задачу».

Этот скафандр после подгонки можно надеть самостоятельно, рукава и штанины отрегулировать под себя при помощи специальных натяжителей.

«Да, я думаю так хорошо, отлично».

Даже перчатки, рассчитанные на мужчин, точно и легко ложатся на женскую руку.

«Здесь имеется просто такой ладонный каркас, жесткий, вот здесь, поэтому мы для Лены просто подогнали этот ладонный каркас под ее руку».

Все проверено, все подогнано. Сейчас закроется дверь барокамеры, заработают мощные насосы, откачивающие воздух, давление упадет почти до нуля – открытый космос, но на Земле.

«Учишься, тренируешься, ты стараешься. В итоге, действительно получается, что ты доказываешь свою состоятельность, но это делаешь не только ты, это делают точно так же вокруг тебя все претенденты, которые пришли вместе с тобой, подряд, в общем-то. Все это делают и совсем не важно, женщина ты в мужском коллективе или ты мужчина в женском коллективе».

Очередной этап испытаний пройден успешно, оценка – отлично.

«- Ну как, Лен? Все прекрасно?

- Поздравляю Вас, было приятно с Вами работать.

- Аналогично.

- Поздравляю с первым подъемом в барокамере.

- Но не последний».

Если российские женщины-космонавты подстраивают скафандр под себя, то американским женщинам-астронавтам приходится себя встраивать в скафандр. Астронавт Трейси Колдуэлл-Дайсон готовится к очередной миссии на орбите. Походку хрупкой миниатюрной женщины изменили пять лишних килограммов дополнительных объемных накладок, которые она вынуждена надевать под скафандр.

«Мы, конечно, развиваемся, но на текущий момент у нас нет скафандров маленьких размеров. Да, скафандры не рассчитаны на небольших женщин. Но мне кажется, что сам факт того, что даже в таких условиях, где скафандр не подходит по размеру, готовы тренироваться и выполнять программу – это только показывает, насколько человек целеустремленнее. Конечно, хорошо было бы иметь скафандры меньшего размера».

У американских астронавтов 7 размеров скафандров. Укоротить скафандру руки или ноги можно только их заменив. Как только Трейси Дайсон упакуют в скафандр, она начнет отрабатывать выход в открытый космос – самую сложную работу на орбите, 6 часов без перерыва.

«Есть антропометрические параметры женщины, которые она изменить не может. Например, достаточно ли у вас широкие плечи, нужного ли размера бедра, какой длины у вас ноги? Исторически все всегда создавалось под мужчин и для мужчин».

Юг, море, солнце, жара и неустанное внимание 50-ти мужчин к одной женщине – почти бразильский сериал. Севастополь, очередная тренировка на выживание. Космический корабль Лены Серовой совершил вынужденную посадку в океан. В таких условиях солнце, море и жара – страшнейшие враги. Корабль необходимо успеть покинуть за 2 часа, за это время нужно успеть снять скафандр и переодеться в спасательный костюм. Это можно сделать только сообща, страхуя друг друга в узком замкнутом пространстве корабля, стягивая друг с друга штаны и рубахи, помогая надеть термобелье и завязывая себе и другу герметичные клапаны на животах – весьма деликатная затея для двоих мужчин и одной женщины, Лены Серовой.

«Она, слава богу, никак не изменяется. У меня очень критичное отношение к тому, как социум складывается в Соединенных Штатах, потому что я общаюсь с астронавтами, астронавтками. И вот это вот нивелирование разницы между полами, вот этот юнисекс, вот этот, когда то ли мужчина, то ли женщина, штанги тягают одинаково – это в принципе неправильно».

Российские космонавты всегда относились к появлению женщин на орбите как к празднику. Командир международной космической станции Сергей Крикалев встречает на орбите нарядную британскую леди, предлагая ей позаботиться о тяжелом багаже.

«Просто нормальное, как бы, мужское, мужской взгляд на некоторые вещи – оберегать женщин от более тяжелых или более там неприятных каких-то моментов. И длительный космический полет, на самом деле, это достаточно тяжелое мероприятие. И, в принципе, женщины могут летать, это было доказано, летали и наши женщины, летали и американки. Здесь никаких чудес нет, просто, как бы, нормальное свойство мужчин – брать более тяжелые вещи на себя. Многие поэтому и говорят, что это более мужское дело».

Традиция – окружать заботой женщин, говорить им комплименты и на земле, и в космосе существовала всегда. Именно поэтому российские космонавты на орбите так любят отмечать 8-е Марта, поздравляя и тех, кто на земле, и тех, кто вместе с ними работает в космосе.

«Не забудь и ты эти тихие подмосковные…».

Следующим кандидатом на поздравление должна стать Елена Серова, которая вместе со своим экипажем - командиром Александром Самокутяевым и американским астронавтом Барри Вилмором – должна встретить на орбите и Новый Год, и Рождество, и 8-е Марта.

«Участие женщины в полете, оно все же как-то дисциплинирует весь экипаж. Должны следить за собой и вообще, так сказать, быть на уровне не ниже, по крайней мере, женщины, которая, так сказать, летает. Для того, чтобы выполнить программу, содержать быт, создавать условия. Я не представляю, как без женщин можно было обойтись. Никак».

«Мужчины, ведь они всегда думают о таких важных очень вещах – кто выиграет чемпионат мира по футболу, как освоить космос, а женщины о всякой фигне, там, где денег взять, чем семью накормить. Так что…».

«Женщина – это другое существо, отличное от существа «мужчина». Но задачи мы способны выполнять на том же уровне, что и мужчины, ничуть не хуже, абсолютно».

«В доме у нас принимает решение только я, жена решает – я принимаю».

«Вера, надежда, любовь. Верим, надеемся и любим – за счет этого и существуем, собственно. Вся жизнь наша в этом и заключается».

В космосе Елена Серова должна проработать полгода.

«Да, у меня Новый Год будет на орбите в этот раз. Может, выйдем обязательно на связь на праздник, я думаю, даже совершенно обязательно. Да, семьей однозначно».

Новый Год, все семейные праздники, 8-е Марта, правда, встречи эти будут виртуальными. На полгода, пока мама будет на орбите, а папа улетит на космодром, Лена-младшая уезжает учиться в новую школу и будет жить в Подмосковье у своей тети.

«Мы живем такой дружной семьей только за счет того, что мы очень любим друг друга и очень хорошо и бережно друг к другу относимся».

К этой разлуке и праздникам по Интернету вся семья готовилась давно, но так надолго Лена с мамой еще никогда не расставалась. Хотя мамин Новый Год в космосе придумала в своих рисунках, когда была почти такой же маленькой, как и ее сестренки.

«- Это космонавтик на Новый Год.

- Там елочка в иллюминаторе торчит».

Рисунки Лены-маленькой – это иллюстрация событий, которыми жила семья Серовых.

«Она это нарисовала буквально за две минуты, чух-чух-чух и готово».

Рукописная книга маленькой девочки, дочери космонавтов, зарисовки всего, что происходило рядом.

«А мы с родителями переписываемся. Я им иногда открытки делаю. Ну, если она вернется из космоса и придет домой, я ей напишу: «С посадкой».

«Ну, сейчас я уже не помню, как бы, ничего уже почти , потому что я тогда была очень маленькая».

«Понедельник – галочка, вторник – галочка, тут все понятно. Рабочие дни – работает, а субботу, воскресенье – нет. А почему почта домашняя? Ну, потому что дома почта. Тут отклеивается постоянно».

«Видимся, конечно, мы, да, общаемся вживую. Но чаще всего сейчас телефонная».

«Рядом будут находиться моя мама, моя сестра Женечка и, в общем-то, она Женю воспринимает, ну, тоже как очень близкого человека. Она не будет обделена женским вниманием. И у нас будет очень много возможности общаться как по видео связи, так и по телефону. Я буду стараться как можно чаще звонить».

«Ну, вообще, у нас очень большая семья, и мы все друг друга поддерживаем. Как бы, нас не только трое, не только мама, папа, я. За счет этой взаимоподдержки, наверное, за счет нее, как раз таки, никто себя одиноким не чувствует. То есть, есть другие родственники».

«Карусельные лошадки

Целый день бегут, спеша,

Друг за дружкой без оглядки

В сёдлах возят малыша.

Друг за дружкой без оглядки,

Друг за дружкой без оглядки,

В сёдлах возят малыша,

В сёдлах возят малыша».

Маленькая передышка для всей семьи, последний выходной, когда Лена-старшая, Марк и Лена-младшая могут побыть вместе. Но до отъезда на Байконур еще несколько дней и именно в эти дни проводят последние и самые важные экзамены. На правильный ответ есть только одна попытка, вторую не даст никто. И в советской, и уже в российской истории было много примеров, когда женщин-космонавтов снимали с полета буквально перед самым стартом.

Подготовка к космическому полету состоит из множества этапов. В финале каждого – экзамен.

«Поднимите на градусов 30-45, земля пойдет и он сразу вжик – смещается, и вы движение, то есть посмотрели на землю – довернули».

Если не сдать парашютную подготовку, то ты не будешь допущен к остальным испытаниям. Парашютные прыжки обязательны – это работа в условиях смоделированного стресса. Космонавт-испытатель Серова должна правильно отделиться от идущего на высоте 4-х тысяч метров самолета, грамотно лечь на поток, решить несколько математических задач и правильно проговорить скороговорку: «На золотом крыльце сидели царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной». И ни одной принцессы».

«Ну, мы сейчас не дадим ей прыгать, потому что ветровая обстановка такая, которая с Д1-5У, тем более девушке, не позволяет выполнять этот прыжок. А так – она готова, она мне нужна живой, здоровой и красивой. Зачем же она переломанная, не дай бог. Обиженная, переломанная и разочарованная, вот, что самое страшное. Главное – чтобы разочарование не наступило, никогда, ни в какой момент, да? Надо настроиться, сцепил зубы, но, не любой ценой».

Еще один день, еще одно испытание. Девочкам летать запрещено, результат – неудовлетворительный.

«Оно действительно ей было тяжеленное. И она в этом смысле раскрылась для меня, потому что упорство для меня никогда не ассоциировалось с женщиной вообще, такое вот, целенаправленность. А здесь оно проявилось в том смысле, что столкнулась с большим количеством трудностей».

«Когда человек стремится к своей цели, он выкладывается на все сто. Он не замечает какие-то вот такие психологические факторы, что ты в мужской среде, ты в женской среде. Ты просто работаешь и делаешь свое дело».

«Наша цивилизация на данном этапе – она мужская. И она проявила себя с мужским характером. Выстояла и до сих пор стоит».

«Мы приземлились недалеко от озера, ждем вертолет».

На самом деле не Елена Серова должна была стать 4-й российской женщиной-космонавтом. 4-й отправиться на орбиту должна была космонавт-испытатель Надежда Кужельная. 13 лет тому назад.

«Я была в основном экипаже экспедиции посещения Международной космической станции».

К этому полету Надежда Кужельная тоже готовилась 7 лет. Тяжелейшие тренировки, сложные эксперименты на выживание. На ее долю пришлись ситуации, которые раньше, до подготовки именно этого полета, экипажи не отрабатывали. В 2001 году после окончания всех тренировок и сдачи экзаменов космонавт-испытатель Кужельная была назначена бортинженером основного экипажа первой российской экспедиции посещения МКС. Но незадолго до старта ситуация поменялась кардинальным образом, Надежду отстранили от полета.

«Я не знаю, как это произошло. Это не в моей компетенции. По телевидению была высказана фраза бывшего руководителя Космического агентства, что у нас в космосе была Терешкова, Савицкая, Кондакова, ну и больше, извините, женщин, там по-другому было сказано, от нас больше не будет».

«Где это вы видели, чтобы женщин жалели? Нет».

«Здесь надо работать, грубо говоря, пахать и не один год, и нет еще шансов на то, что ты полетишь».

«Вот сейчас наша должна одна вот полететь осенью, осенью, да. Я ей сказала: «Держись до последнего, палки могут до последнего вставлять».

Елена Серова, статус – космонавт-испытатель, назначена на должность бортинженера в состав основного экипажа долговременной экспедиции на Международную космическую станцию.

«Мне говорят: «Вы не боитесь, там, не волнуетесь жену отправить, там, надолго куда-то, что-то, уж не говоря, с кем-то?». Я на этот вопрос отвечаю таким образом, я им говорю: «Я волнуюсь не об этом, я волнуюсь о том, что меня рядом не будет, я подсказать не смогу».

«Мы понимаем, что полет – это не увеселительная прогулка в космос, это, прежде всего, выполнение поставленных целей и задач. Ну, конечно же, если бы была возможность двум специалистам, семейной паре слетать в космос – это был бы великолепный проект».

Вполне возможно, что пройдет несколько лет и в новый, теперь уже межпланетный полет, например, на Марс отправится именно эта семейная пара. Причем, на том самом корабле, который остался испытывать на Земле муж космонавта Серовой инженер Марк Серов. Возможно, что вместе с ними отправится в это путешествие и Лена-маленькая, которая приехала на космодром, чтобы проводить свою маму в долгую командировку на орбиту.

«Вера, надежда и любовь – это основополагающие понятия для каждого русского человека, для каждого россиянина. Человек, который хочет что-то привнести, опять же, для своего народа, для своей страны, он должен целиком и полностью в себя верить и отдавать все силы, вкладываться полностью в свою работу».

Девушки не шли в отряд космонавтов, потому что российские женщины в космос не летали. А не летали, потому что девушки не приходили в отряд. Сегодня своим полетом бортинженер Международной космической станции Елена Серова разомкнула этот заколдованный круг.