Дальний бомбардировщик Ил-4


808 0 Опубликовано: 20.04.2015 admin
Дальний бомбардировщик Ил-4


Начало августа 41-го года. Гитлеровские войска наступали по всем фронтам. Немецкая пропаганда утверждала, что советская авиация полностью уничтожена и жителям Берлина нечего бояться. Ни один советский самолет не сможет появиться в немецком небе над столицей Германии. В ночь с 7-го на 8-е августа город утопал в уличных огнях и не ожидал никаких гостей с неба. Но внезапно на промышленных объектах Берлина стали разрываться бомбы, сброшенные группой наших дальних бомбардировщиков ДБ-3. Это был первый налет на столицу Германии. Его осуществили летчики Балтийского флота во главе с Евгением Преображенским. Вскоре бомбардировки Берлина повторились, а количество самолетов увеличилось. К морским летчикам присоединилась группа дальней авиации на самолетах ДБ-3Ф. Позже эти машины получат обозначение Ил-4 и внесут немалый вклад в Великую Победу в Великой Войне.

22-го июня 1941 года советская авиация понесла чудовищные потери от налетов немецких бомбардировщиков. Большинство самолетов было уничтожено прямо на аэродромах, которые располагались вдоль западных границ. Места базирования дальней бомбардировочной авиации не пострадали, так как находились вдали от линии фронта. Спасло то, что у немцев почти не было дальних бомбардировщиков. Их военная стратегия строилась на молниеносном продвижении вперед при поддержке фронтовой авиации.

К тому времени на западных рубежах в дальних бомбардировочных частях было сосредоточено чуть более 1300 самолетов. Большинство из них - ДБ-3 и ДБ-3Ф. После полудня первого дня войны эти бомбардировщики начали выполнять боевые полеты по планам, составленным еще в мирное время. Самолеты бомбили военные объекты в глубоком тылу противника с большой высоты. Но уже 24-го июня экипажам дальних бомбардировщиков командование поставило задачу атаковать вражеские колонны с высоты 400 метров. Удары с больших высот были малоэффективны, а ниже 400 метров можно было угодить под осколки от собственных бомб.

«С малых высот, без истребительного прикрытия, по танковым колоннам, по моторизованным колоннам, которые прорывались тогда вглубь нашей страны. Ил-4 были просто в этом деле неотразимы совершенно. Правда, несли колоссальные потери, колоссальные, потому что их боевые действия не были ничем обеспечены другим: ни истребителями, ни какими-то другими средствами, которые могли бы подавлять противовоздушную оборону противника».

Верховная Ставка была вынуждена отправлять на штурмовки самолеты дальней авиации, чтобы хоть как-то замедлить продвижение врага. Это была вынужденная мера. Почти вся штурмовая и ближнебомбардировочная советская авиация оказалось уничтоженной в первые дни войны. Использование дальних бомбардировщиков в роли штурмовиков было губительным, на малой высоте ни становились легкой целью не только для малокалиберной зенитной артиллерии, но и для пулеметов. Потери росли день ото дня. Их пытались возмещать переброской авиационных полков из других частей страны. Кроме того, увеличивали количество боевых вылетов. Порой нашим дальним бомбардировщикам удавалось замедлить продвижение войск противника на несколько дней, но давалось это дорогой ценой. К концу июля 41-го года на западном направлении осталось чуть больше 70-ти ДБ-3 различных модификаций.

По итогам первого месяца венных действий советское командование решило обобщить полученный боевой опыт. Замечания летного состава касались не только тактики применения, но и самого самолета, и его вооружения. Бомбардировщик ДБ-3Ф был запущен в серийное производство незадолго до начала войны. Машина имела ряд недоработок, и устранять пришлось их уже в военное время. Другого самолета, способного в короткие сроки обновить парк дальней авиации, у Красной Армии попросту не было.

Новые бомбардировщики Ер-2 и ТБ-7 были слишком сложны в производстве и о массовом их выпуске говорить не приходилось. Что касается ДБ-3Ф, то освоить его в серийном производстве было гораздо легче. Конструкция это машины во многом была отработана на предшественнике ДБ-3. Самолет начали строить еще до войны, причем сразу на трех заводах. В эксплуатации ДБ-3Ф отличался т своего старшего брата. Правда, не во всем в лучшую сторону. Смещенная назад центровка усложняла пилотирование особенно при длительных полетах.

«Штурвал почти невозможно было отпустить, постольку поскольку самолет тут же или начнет клевать вниз или начнет задирать нос, полезет вверх. Его нужно было все время держать на штурвале. И в этом была некоторая такая сложность. Мы к этому делу привыкли и самолет, в общем, управлялся вполне легко. Там были триммеры, которые позволяли снимать нагрузку со штурвала. Отопления у нас не было, одевали в жару даже комбинезоны меховые, меховые унты, перчатки».

Боевой опыт доказал необходимость усиления оборонительного вооружения. Верхнюю турель с пулеметом ШКАС заменили на новую, с крупнокалиберным УВТ. В состав экипажа пришлось ввести еще одного стрелка для обслуживания нижней люковой установки. В разгар воздушного боя один человек не всегда успевал отслеживать воздушную обстановку. Для защиты стрелков установили бронеспинки. Все эти изменения неблагоприятным образом сказались на центровке, но потенциал, заложенный в конструкцию, по-прежнему позволял выполнять поставленные боевые задачи.

5-го марта 42-го года все отдельные дальнебомбардировочные были объединены в авиацию дальнего действия, и стали подчиняться непосредственно Верховной Ставке. Это позволяло концентрировать силы в направлении главных ударов. Теперь дальние бомбардировщики все чаще стали использовать по их прямому назначению – уничтожение целей в глубоком тылу противника.

26-го марта 42-го года специальным Постановлением Комитета Обороны бомбардировщик ДБ-3Ф переименовали в Ил-4. Этим отмечались заслуги конструкторов, которые в сложных условиях не переставали делать все возможное, чтобы доработать самолет и исправить существующие проблемы. Трудоемкость создания одной машины удалось снизить с 20-ти тысяч до 12,5 тысяч часов. Из-за экономии дюраля пришлось заменять некоторые детали на деревянные, живучесть машины снижалась, но в военное время эти меры оправдывали себя. Фронту нужны были машины и как можно больше.

К концу 42-го года поставки новых машин стали перекрывать боевые потери. К этому времени наша армия начала контрнаступление под Сталинградом. И авиация дальнего действия внесла немалый вклад в разгром врага, угодившего в котел.

В марте 43-го 7 авиаполков и 4 дивизии дальней авиации получили звание Гвардейских. Все они были полностью укомплектованы самолетами Ил-4, которые стали основными дальними бомбардировщиками Красной Армии.

Дальний бомбардировщик Ил-4. Силовая установка – 2 поршневых двигателя М-88Б мощностью 1100 л.с. каждый; боевая нагрузка – от 1 до 2,5 т; максимальная скорость – 400 км/час; экипаж – 4 человека; дальность полета – 3 500 км; оборонительное вооружение – 3 пулемета.

Активно Ил-4 воевал и в составе морской авиации. Специальность торпедоносца была одной из самых рискованных. Для того, чтобы сбросить торпеду, пилот на малой высоте выдерживал самолет на прямой в течение 20-30 секунд. Можно только представить, какой плотный огонь преграждал ему дорогу, но риск был оправдан. Благодаря действиям морской авиации немало кораблей противника было отправлено на дно. Морские летчики еще до войны накопили большой опыт дальних полетов, поэтому именно они первые и бомбили Берлин.

К концу 43-го конструкторскому бюро Ильюшина довелось довести Ил-4 до высокой степени надежности боеспособности. Машина, хоть и устарела морально, но на фоне многих отечественных самолетов выглядела вполне достойно. Экипажи продолжали воевать на Ил-4, причем довольно эффективно. Совершенствовалась тактика применения, рождались новые приемы. Теперь любой вылет тщательно планировался, каждому экипажу ставилась конкретная задача с точным согласованием времени и места.

Советская дальняя авиация окрепла и стала грозной силой. Бомбардировщики Ил-4 выполняли боевые задачи вплоть до последних дней Великой Отечественной. Эти самолеты приняли участие в Восточно-Прусской операции, в разгроме крепости Кенигсберг, и наконец, в Берлинской операции. В ходе войны Ил-4 заслужил к себе доверие и уважение экипажей. Главный конструктор этой машины, Сергей Ильюшин, однажды заметил: «Для того, чтобы темной ночью улетать в тыл врага на 1,5 тысячи километров, нужно очень сильно верить в надежность матчасти: самолет и мотор». В годы войны советской промышленностью был выпущено свыше 5 тысяч самолетов Ил-4. Сегодня один из них можно увидеть среди экспонатов выставки вооружения на Поклонной горе.

«Этот самолет привлекает к себе самое большое внимание не только из-за того, что он крупнее других, но он действительно производит какое-то такое внушительное впечатление. И этому самолету веришь, что этот самолет может и далеко пройти, и нанести мощный удар, и, в общем, это настоящий, так сказать, боевой солдат».