Противотанковые ружья Дегтярева и Симонова


1 909 0 Опубликовано: 20.04.2015 admin
{attr-title}


26-е сентября 1943 года. Взвод противотанковых ружей 78-го Гвардейского полка под командованием младшего лейтенанта Николая Пряничникова одним из первых форсировал Днепр. После кровопролитного боя солдатам удалось захватить плацдарм на противоположном берегу реки. Враг потерял тактически важный рубеж и уже не мог контролировать этот небольшой участок, на который переправлялись наши войска. Противник несколько раз пытался его отбить, но гвардейцы отражали атаки одну за другой.

Под прикрытием танков противник предпринял еще одну попытку отвоевать плацдарм. Немецкие бронированные машины были уже в сотне метров от позиции лейтенанта Пряничникова, когда раздались выстрелы противотанковых ружей. Задымился один танк, затем другой, экипажи попытались покинуть горящие машины, но сразу же были уничтожены огнем советских автоматчиков. Оставшиеся танки стали разворачиваться, опасаясь попасть под огонь противотанковых ружей. Атака немцев захлебнулась. Плацдарм удалось удержать, переправа советских войск через Днепр продолжалась. За проявленное мужество младшему лейтенанту Николаю Пряничникову было присвоено звание Героя Советского Союза. Этот бой в очередной раз доказал, что в определенных ситуациях противотанковое ружье способно заменить противотанковое орудие.

В конце 30-х годов некоторые советские военачальники сомневались в целесообразности применения противотанковых ружей. Танки совершенствовались, их броня становилась толще и толще. Сложилось мнение, что на вооружении вероятного противника будут, в основном, танки с мощной броневой защитой, против которой противотанковое ружье считалось бесполезным. Но военачальники Красной Армии переоценили противника, Германия начала войну с Советским Союзом, в основном, легкими и средними танками с толщиной брони не более 40 мм. Немцы, рассчитывая на Блиц-крик, использовали в качестве главной ударной силы танковые соединения.

Танкам Вермахта зачастую противостояли бойцы, вооруженные связкой гранат и бутылками с зажигательной смесью. Остановить танковые армады это не могло, и стремительное наступление гитлеровцев на Москву продолжалось. Противотанковое ружье в сложившихся условиях было в высшей степени актуально, его предстояло создать в кратчайшие сроки. Из-за чрезвычайной важности эту задачу поручили сразу двум опытным конструкторам-оружейникам - Василию Алексеевичу Дегтяреву и Сергею Гавриловичу Симонову. Новое оружие требовалось создать всего за один месяц. Дегтярев и Симонов немедленно приступили к работе. Как и вся страна, они внимательно следили за положением на фронте.

Позже Василий Дегтярев вспоминал: «По первым же сводкам Совинформбюро мы поняли, что главная ударная сила фашистов в танке. Их надо было остановить. Это могли сделать противотанковые пушки, но их было мало, а наладить массовое производство пушек не так-то легко. Значит, нужно легкое в производстве, дешевое и эффективное оружие. Этим оружием могло быть только противотанковое ружье».

Сергей Симонов при создании противотанкового ружья использовал свои же конструктивные решения, примененные в автоматической винтовке АВС-36. То есть фактически, в основу противотанкового ружья легли многие узлы автоматической винтовки Симонова, увеличенные под патроны калибра 14,5 мм. «Времени для экспериментов не было, - вспоминал Симонов, - ведь нам дали всего месяц сроку».

«Через 22 дня после этого оба ружья были представлены Государственной комиссии. Дегтярев представил ружье полуавтоматическое однозарядное, Симонов - пятизарядное самозарядное противотанковое ружье. Достаточно редкий случай в практике - оба представленных образца были приняты на вооружение».

Калибр ружей был одинаков - 14,5 мм. Ружье Симонова было тяжелее ПТРД на 3,5 кг и длиннее почти на 11 см. Вес пули и ее начальная скорость были одинаковые. Что касается скорострельности, то ПТРС по этому показателю превосходило ружье Дегтярева.

«Каковы были характерные особенности? Значит, ружье Дегтярева было значительно проще по устройству, оно было полуавтоматическим. То есть, после выстрела затвор открывался автоматически, и выбрасывалась стреляная гильза. Патрон вкладывался в патронник вручную, и вручную закрывался и запирался затвор. Ружье Симонова имело более сложную конструкцию, оно было пятизарядное, с магазином на 5 патронов, с пачным заряжанием, то есть патроны, снаряженные в пачку, вставлялись снизу в этот магазин, чем обеспечивалось значительно более высокая его скорострельность».

Военный парад 7-го ноября 41-го года в Москве, вооруженные колонны красноармейцев, пройдя по Красной Площади, сразу отправлялась на фронт. Враг был всего в нескольких десятках километров от стен столицы. В строю также прошли противотанкисты с новыми, еще ни разу не обстрелянными ружьями Дегтярева. В большинстве своем эти солдаты ни разу не видели вражеского танка, впереди – испытание, испытание нового оружия, испытание личного мужества.

О том, что чувствовали бойцы перед приближающимся немецким танком, можно представить по эпизоду из картины Григория Чухрая «Баллада о солдате». Герой фильма, Алеша Скворцов, подбивает из противотанкового ружья Дегтярева 2 немецких танка. Требовались незаурядная выдержка и настоящее мужество, чтобы с противотанковым ружьем в руках противостоять огромной машине. Требовалось подпустить танк на достаточно близкую дистанцию, только так его можно было поразить наверняка, и порой ценой промаха становилась жизнь бронебойщика.

«- А! Не любишь!».

«Несмотря на то, что прицельная дальность этих ружей обозначалась у ПТРД как 1000 м, у ПТРС - 1500 м, на самом деле они, конечно, были эффективны на дальностях порядка до 300 м, при стрельбе именно по танкам противника. На больших дальностях эти ружья способны были бороться с легкобронированной техникой, с огневыми точками противника, вплоть до борьбы с низколетящими воздушными целями».

Боевое крещение нового оружия состоялось 16-го ноября 41-го года в районе деревни Ширяево под Москвой. Огнем своих ПТР бронебойщики уничтожили 10 танков и несколько бронемашин противника. Позже, когда удалось осмотреть подбитую технику, на некоторых танках было обнаружено до 15-ти пробоин. Противотанковые ружья показали свою высокую надежность и эффективность в борьбе с бронированными монстрами.

«Когда в совершенстве владеешь оружием – не страшны немецкие танки. В отдельную роту противотанковых ружей пришли бойцы-добровольцы по истреблению фашистских танков».

В 41-м для борьбы с танками был создан патрон БС-41 калибра 14,5 мм. БС означает «бронебойный сердечник», он был выполнен из сплава вольфрама под названием «победит» и победитовые пули побеждали немецкую броню.

«Такая участь ждет каждый танк врага, если огонь ведут мастера своего дела».

Противотанкист мог надежно поражать легкие и средние танки противника, при попадании в бензобак, моторное отделение и боеприпасы, пробивая броню на дистанции до 300 м.

«До танка 100 метров. Один из двух танков подбит. Фашистские танкисты, пытавшиеся спастись бегством, уничтожены нашими автоматчиками».

Постепенно в ходе войны роль противотанковых ружей снижалась. Начиная со второй половины 43-го, у немцев появились тяжелые танки и самоходные орудия с мощной броневой защитой. Противотанковому ружью она была уже не по силам, но это не означало, что от бронебойных ружей отказались совсем. Их стали использовать, главным образом, против огневых точек, бронемашин и бронетранспортеров, иногда из ПТР вели стрельбу даже по самолетам, правда, без особого успеха.

К концу войны количество противотанковых ружей в действующей армии из почти полумиллиона единиц уменьшилось до 40 000, а с января 45-го их производство было и вовсе прекращено. Но в первой половине войны, особенно в битве за Москву, противотанковые ружья сыграли очень существенную роль. Своим метким огнем советские бронебойщики остановили вражеские танки у стен столицы и внесли свой весомый вклад в общее дело победы.