Энциклопедия российского флота. Выпуск 3.


1506 0 Опубликовано: 21.04.2015 admin
Энциклопедия российского флота. Выпуск 3.


Этот толстенный документ впервые был напечатан в 1720 году. Подписи автора не было, но все в тогдашней России отлично знали, кто написал предисловие.

«О генерале адмирале и всяком аншефе командующем. О платье матросском. О бережении мачт. О боцмане. О сушении парусов. О хранении якорей и канатов. О книгах картах морских».

На годы и века Морской устав Петра Первого будет библией, конституцией, моральным и даже уголовным кодексом русских моряков Русского флота. Сегодня, через 300 с лишним лет, на флоте действуют другие законы и другие уставы. Но между их строк нет-нет да и мелькнут слова и мысли старого Морского устава, главного документа любимого детища Петра.

«Извольте взглянуть, флот Российский».

Энциклопедия Российского флота.

У моряков традиция - отдавать честь памятнику Ивану Крузенштерну. У Крузенштерна много заслуг - развитие нашего торгового флота, рассвет морского корпуса, но самый грандиозный проект Ивана Крузенштерна - первая русская кругосветка. Авантюра начала 19-го века. Из Кронштадта в Кронштадт. Через 3 океана за 3 года.

Энциклопедия Российского флота. О Крузенштерне.

Цели путешествия: привезти жителям русской Аляски грузы, доставить русское посольство в Японию, разведать новые маршруты в мировом океане. Атлас показывает: русские шли, не повторяя предыдущих кругосветок, своим курсом. Шлюп «Надежда», длина 35 метров, ширина всего 8, 84 человека и продовольствие на 2 года, в том числе живое: куры, свиньи, козы. Все мычит, кудахчет, пахнет.

«Однажды одна из свиней вырвалась из загородки и выпрыгнула прямо в Атлантический океан. Чтобы свинью не потерять квартирмейстер кругами выпрыгнул за ней за борт и поймал, оседлал, и вместе с ней, значит, доплыл до корабля. Их подняли наверх и все увидели, что свинья очень здорово вымылась, в этой самой Атлантике. Она стала такая симпатичная и чистая, что они решали остальных туда покидать, за борт, и тоже их отмыли».

Из Атлантики в Тихий океан, по пути зашли на Маркизские острова, там обитают людоеды, но русским морякам очень нужна пресная вода. Попутно делают зарисовки с натуры. Остров Нуку-Хива, корабль в бухте. Главный людоед, его Величество Энуе с братом. Цитаты из очевидца: «Они ходят совершенно нагие и сие наведенные на кожу знаки служат им как бы одеждою». Что понравилось русским морякам? Что женщины были тоже одеты только в татуировки.

«Он соблюдали немецкую педантичность, и пересчитывал полинезиек, входящих на борт на ночь, и утром пересчитывал всех уходящих, ну, чтобы, не дай бог, никто не остался. По словам некоторых офицеров, многие за это времяпрепровождение были восхищены природой, девушками, и оставили у себя всякие татуировки, там, с полинезийскими девушками, с какими-то там тату. Крузенштерн педантично выгравировал себе, точнее не выгравировал, а татуировал себе: «Дорогая и любимая жена Юлия».

Да, Крузенштерн был непреступен. Высокий, под 2 метра, красавец приглянулся одной полинезийке, она даже мазала себя специально кокосовым маслом, но адмирал не сдался. По дороге домой захватили одичавшего на Нуку-Хиве французского матроса, привезли в Петербург. Жан Кабри преподавал в Морском корпусе плавание, а в высшем свете показывал свои татуировки за деньги.

Их путешествие длилось 3 года. Тихий океан, Камчатка, Япония, где стоят полгода, потом Индийский океан, Атлантика, наконец, Кронштадт. Прошло больше 200 лет. Военно-морская библиотека, здесь хранятся тысячи рисунков знаменитой экспедиции. И вдруг, находка исследователя Ольги Федоровой - книги самого Крузенштерна, те самые из кругосветки. Выцвели чернила, но надпись видна «Надежда» 1803 – 1806». Почерневшие от морской воды переплеты.

«А в одной книжке мы нашли игральную карту, нарисованную от руки. Пятерку или шестерку, а, шестерку пик. Плотный такой квадратик старой бумаги и на нем, значит, вот эти кривоватые пики. А из дневника Левенштерна мы знаем, что им было довольно скучно, карт у них не было, пока они их не нарисовали сами. После этого они, значит, играли в какие-то игры, которые называются «Муха» и еще нечто под названием «Жгуты», после чего проигравшего били по рукам скрученными носовыми платками».

После путешествия Крузенштерну разрешили добавить в свой родовой герб полинезийца и японца, а также девиз «Доверяющий «Надежде», как дань уважения кораблю, который пережил кругосветку. Сегодня Крузенштерн стоит напротив своей колыбели, Морского корпуса. Поколения курсантов ласково зовут его «Наш Ваня».

«Ежели кто женский пол изнасильствует и освидетельствуется, за то оный живота лишен да будет, или вечно на галеру послан, по силе дела. Петр, Морской устав».

Энциклопедия Российского флота. О подводной лодке «Л-3».

Из всех флотов во время Великой Отечественной войны наибольшие потери понес Балтийский Балтплав. Из боевых походов не вернулись 38 подводных лодок, 1447 подводников.

Подводная лодка Л-3, построена в 1933 году, водоизмещение 1 100 тонн, длина 82 метра, ширина 7 метров, скорость 14 узлов, глубина погружения 90 метров, экипаж 54 человека. За годы войны лодка совершила восемь боевых походов, уничтожено 28 кораблей противника.

Про них говорили: «Родились в сорочке». Из последнего похода легендарная лодка Л-3 вернулась 25-го апреля 45-го года, а в своей первый боевой поход вышла 22-го июня 41-го, в первые часы войны.

«Вот это было первое задание - поставить на фарватере немцев минные заграждения с тем, чтобы те корабли, которые пойдут, немецкие, могли подорваться».

Аркадий Елюшкин, командир отделения мотористов подводной лодки Л-3.

«А дальнейшая судьба - после постановки мин, значит, находились на той позиции в поисках врага».

«Как всегда отважные балтийцы стоят на первой линии огня, готовые на жизнь и на смерть биться во славу русская броня».

Осенью 41-го Л-3 вынуждена идти в Ленинград, чтобы встать на ремонт. Повреждения, полученные от торпед противника, слишком велики. Ремонт завершают быстро, но выйти в поход лодка не может, в Ленинграде наступает ранняя зима, весь Балтийский флот оказывается вмерзшим в Неву. Блокадную зиму 41-го-42-го подводные лодки стоят в Ленинграде. Только в августе 42-го лодке Л-3 удается выйти в следующий поход.

Финский залив называют «Суп с клецками». 50000 мин, выходить в нашпигованный взрывчаткой залив - чистое самоубийство. Каждый поход – 100% риск.

«Страх был, вот когда начинают бомбить все, эти глубинные бомбы все ближе и ближе».

Иван Павлов, штурман подводной лодки Л-3.

«Если, скажем, какой-нибудь матрос даже, заведующий там клапанами вентиляции, или кингстонами, вот растеряется, вместо того, чтобы открыть кингстоны, там, закроет, или наоборот, клапана вентиляции. Это же можно погубить подводную лодку. В первом боевом походе, наверное, всем очень страшно впервые были. А уже когда там, в 5-м, в 6-м, 7-м, 8-м уже привыкаешь к этой опасности».

«Не рассчитывали конструкторы на такие вот моменты, что придется воевать в Балтийском море, как заложник. То есть, как заложники. Выйди из Кронштадта в Балтийское море, правый берег, левый берег - везде немцы только сами на себя должны рассчитывать».

42-й год Геббельс объявляет концом Большевистского флота, к этому есть немало оснований. Черноморский флот с большими потерями эвакуирован на Кавказ и в войне не участвует, Тихоокеанский придерживают на случай боевых действий с Японией, Северный слишком малочислен, Балтийский флот запер в Неве. А в это время подводная лодка Л-3 атакует в Балтийском море караваны противника и ставит мины под носом у немцев в районе острова Рюген. Через несколько дней на этих минах подорвутся и пойдут ко дну 2 немецких корабля. Но и сама лодка получает серьезные повреждения. От удара надводного немецкого корабля согнуты перископы, смяты все навигационные приборы.

«Предстояло перейти Финский залив весь и через минное заграждение, и этот согнутый перископ при прохождении минных заграждений мог подгребать под себя мины, и, безусловно, это гибель корабля была бы. И как только начало уже носовой части корабля коснулись мингрев, стоящих мин, и, скользя по борту, слышно было, как они скользят. И мы все представляли и знали, что вот сейчас достигнет перископа, мина зацепится за перископ и будет тянуть мину к себе, к кораблю, и безусловно будет какой-то взрыв. И удалось несколько курс, малость изменить, и все же мингрев вышли из оцепления».

Подводник пишет цифру, она означает число потопленных кораблей противника. К концу войны на рубке Л-3 стояла цифра 25, на самом деле потопленных кораблей было 28, это установили уже потом, после войны, по архивным материалам. Свою самую крупную победу экипаж лодки Л-3 одержит в последнем походе.

Весна 45-го года, командующий Балтийским флотом Трибуц получает приказ остановить грузоперевозки Вермахта на Балтике. 23-го марта Л-3 уходит в море, курс - Данцигская бухта, задание - ликвидация транспортных кораблей. Отсюда, из Данцигской бухты, уйдет в свой последний поход немецкий корабль «Гойя». История корабля «Вильгельм Густав», потопленного Александром Маринеско, известна всем, но не многие знают о «Гойе».

Норвегия, Осло. Именно здесь 4-го апреля 40-го года спущен на воду новейший корабль «Гойя». 145 метров в длину, 17 - в ширину, почти немыслимая для грузового корабля скорость - 60 миль в час. Остается только закончить внутреннюю отделку, но всего через 5 дней Норвегия оккупирована немцами. «Гойя» переходит в собственность Германии. В доках Гамбурга «Гойю» переоборудуют в военный транспорт. На корабль устанавливают приборы для обнаружения подводных лодок, пушки, обучают команду обезвреживать торпеды, выпущенные противником. «Гойю» зачисляют в 15-ю флотилию подводных лодок, всю войну на ней будут готовить подводников. В апреле 45-го экипаж «Гойи» получает приказ - эвакуировать из Данцига военное и гражданское население. Корабль принимает на борт 7000 человек. 16-го апреля «Гойя» в сопровождении 5-ти кораблей выходит в море.

«На «Гойе» 1 400 офицеров, матросов, собственно, старшин, которых готовили, как экипажи для подводных лодок. Кроме того, было около 600 этих, пехотинцев отставших, танкистов, отставших от своего танкового корпуса, потому что он уже ушел, танки на Запад. Ну, кроме того, там команда военная была, и все были потоплены».

«Наша лодка всплыла в позиционное положение, то есть не под перископом, а в позиционном положении была. То есть, она притоплена была, а только рубка одна на поверхности. И вот момент, когда стал Коновалов вести атаку в надводном положении, то есть вот с такого позиционного надводного положения. И вот на расстоянии 10-ти кабельтов по расчетам его и помощников, он выпустил 3 торпеды. 2 торпеды попали в цель, одна прошла мимо».

«Н6ас сразу стали два сторожевика бомбить. И нас там, на большой глубине уже, вот которой, мы, по сути дела, возвращались, как бы домой, долго топили. Ну и тогда создалась такая обстановка, что нам не уйти, потому что бомбы все ложились ближе и ближе. Даже командир подводной лодки Коновалов Владимир собрал нас, офицеров на центральном посту и говорит: «Что ж, нам, видимо, не уйти уже живыми отсюда. Жаль, но что ж, не мы одни только погибали». Потом мы вдруг услышали стрельбу какую-то наверху. Как оказалось, группа наших балтийских самолетов обнаружила этот конвой, там еще 3 транспорта шло, и начали их бомбить. И эти сторожевые корабли, сначала один, потом второй, отошли, чтобы своим зенитным огнем отражать вот эту атаку».

25-го апреля 45-го года подводная лодка Л-3 вернулась из своего последнего похода, за 2 недели до конца войны. Сейчас боевая рубка Л-3 стоит в Москве на Поклонной горе, в Центральном музее Великой Отечественной войны. На последних страницах фотоальбома, который Аркадий Елюшкин собирал несколько лет, список всех членов экипажа Гвардейской лодки Л-3. Возле фамилий тех, кого уже нет в живых, маленькие черные рамки.

Создатель уникальной подводной лодки, об академике Ковалеве. Его могли назвать «боярин» и даже «полкан», о крейсере «Аврора». Он выиграл последнее в истории парусное сражение, об адмирале Нахимове. Все это смотрите прямо сейчас в 3-й серии Энциклопедии Российского флота.

О большой приборке.

Корабль приходит в порт и сразу звучит команда. Старпом спать не будет спокойно, если не сделана приборка.

«Удаляем грязь из труднодоступных мест, и после этого только замытие палуб».

Традиция сия священна, восходит к парусному флоту, когда болезни косили экипажи. Как при Царе-батюшке драили корабль сверху до низу, так и по сей день раз в неделю поддерживают чистоту и порядок. Орудия труда: щетки, ведра, мыло, паста гоя, матрос. Замывать палубу и переборки, начищать до золотого блеска медяшки - это целая наука. А эти, похоже, отлынивают от работы. На флотах их называют по-разному – шланги, сачкодавы, лапососы. Они либо совсем не принимают участия в священном действии, либо делают все нарочито медленно, специально за ними охотится старпом, да и старшины помогают восстановить дисциплину. Лучше всего заведовать приборкой в офицерской кают-компании, и тепло, и рядом с едой. Хуже всего - правым бортом, он парадный, по нему ходит начальство и гости, малейший недочет и прощай увольнение.

Курсанты считают, что корабли построены только для того, чтобы делать на них бесконечные приборки. На флоте даже шутят: «Когда военная мысль заходит в тупик, объявляется большая приборка».

Виктор Рыбин, музыкант, лидер группы «Дюна», моряк-подводник, выпускник Северодвинского военного морского училища подводного плавания.

«Почему на флоте в учебках нет вот этого вот издевательства над людьми? Старших над младшими. Потому что могут все встретиться на корабле потом, а корабль – это такое замкнутое пространство, где, в общем-то, на тебя могут ключ гаечный уронить, там, еще чего-нибудь тебе сделать, а если на подводной лодке, тебе могут слабительного подсыпать, то есть обгадишь все помещение и будет тебе позор на всех. Или там, когда ты пойдешь в гальюн, тебе под мембранку в гальюне подложат копеечку и все то дерьмо, которое в дырочку вывалилось, оно тебе в лицо вылетит оттуда обратно. То есть все думали потом о кораблях, потому что служба на кораблях, она, конечно, совершенно другая. Есть, конечно, корабли огромные, по 3000 экипажа, и которые никуда не ходили, а стояли все время у причала. Но нет, я сейчас рассматриваю в основном боевой флот, который все время был в плавании, в длительном».

«Который станет испражняться или мочу пускать, кроме определенных на то мест, тот наказан будет биением кошками у шпиля. Петр, Морской устав».

Энциклопедия Российского флота. Об академике Ковалеве.

С курса сбилася ракета.

А Никита есть конфету.

И летят, куда не зная,

Два веселых разгильдяя!

Сергей Ковалев, из песен внукам.

Внуки далеко, а у Ковалева длительные командировки, годы без отпуска, выходы в море на испытания. Он родился в 19-м году, на его счету 92 построенных подводных атомохода, больше, чем по одной лодке на год жизни. Сергей Ковалев - легенда конструкторского бюро «Рубин» и всего подводного кораблестроения, академик, орденоносец. Не любит носить ордена, не любит юбилеи, любит работать и писать маслом. Начал писать незадолго до 80-летия, теперь уже принят в Союз художников. Академик пишет в основном пейзажи, иногда натюрморты. Вот «Завтрак академика». В кабинете академика Ковалева среди лесных опушек и полянок темнеет знаменитая «Акула», его фантастический корабль, единственный в мире - длина 173 метра, высота 9-ти этажного дома. Включен в книгу Гиннеса.

«Но и при всем при том, что она вот такая большая, значит, она имела скорость значительно больше, чем задано, на 25 узлов, а она на самом деле была значительно больше. И она очень легко управлялась. Она буквально, как бабочка летала в воде».

«Акула» - это ракетоносец 3-го поколения, наш ответ американским лодкам «Огайо». В середине 70-х годов главные советские лодки проекта 667А были хороши, но шумны, и невысокая дальность ракет. Главный конструктор Сергей Ковалев и его коллектив делают проект 941, невиданная доселе лодка, для нее и ракеты спроектировали невиданные, 90-тонные, в 3 раза больше ракет предыдущего поколения. Ничего себе задачка - спроектировать лодку, которая будет способная нести 24 таких гигантских ракеты, стартующих одна за другой с перерывом в несколько секунд.

«Представьте себе, значит, подводную лодку. Мощное воздействие, она освобождается от веса, подводная лодка по законам Архимеда должна быть по весу и по объему уравновешена. Ну, а она, значит, мгновенно теряет вес почти 100 тонн, который на ней стоит, через секунду опять 100 тонн, опять 100 тонн, опять 100 тонн, и при этом подводная лодка должна очень жестко лежать на курсе и жестко удерживать глубину, при которой, значит, разрешается старт ракет».

Но все задачи были решены, создали самую большую и самую надежную лодку в мире. Впервые в истории ракетные шахты разместили между двумя прочными корпусами. А страна и не ведала, что стала обладательницей невиданной подводной лодки. Кадры торжественного спуска секретные. Ковалев крупным планом, волнуется. Никто из зрителей не знает, что на лодке и бытовые условия невиданные. Ее «гостиницей» прозовут: одно и двухместные каюты, спортзал, сауна и кают-компания c клетками с живыми птичками. Их специально отбирали для походов.

«- Воробьи с попугайчиками не ужились, потому что воробьи приставали к попугаихам со страшной силой, поэтому они оказались плохо совместимыми.

- Не прошли проверку.

- Да, да. Моральные качества воробьев оказались не на высоте».

В КБ «Рубин» хорошо знают о чувстве юмора академика Ковалева. Но и оно отказывает, когда Ковалев говорит о своих любимых лодках.

«Из 6-ти подводных лодок, которые были построены и которые, как считалось, оставляли главную ударную силу Военно-морского флота, это такая фраза, так сказать, везде она присутствовала, везде она подчеркивалась, что это есть главная ударная сила Военно-морского флота, то от этой главной ударной силы сегодня ничего не осталось».

СССР рухнул и перестройку из 6 «Акул» пережила всего лишь одна, недавно прошедшая масштабный ремонт. Боевая судьба еще двух окончательно не определена. В Петербурге стоит памятник академику, дважды Герою Соцтруда Сергею Никитичу Ковалеву, а прямо напротив него - памятник другому герою, академику и генеральному конструктору подводных лодок Николаю Никитичу Исанину. «Два Никитича» зовут их ласково. Об академике Исанине смотрите в 4-й серии Энциклопедии Российского флота.

Энциклопедия Российского флота. О своде сигналов.

И снова про Петра Первого, именно он 300 лет назад в числе всего прочего привез в Россию так называемую флажную сигнализацию или свод сигналов. Каждый имел свое значение и назывался отдельным словом. В Англии, например, этот флаг был «О», назывался «Оскар» и означал «человек за бортом». У нас им дали название русских букв «Аз», «Буки», «Веди», «Глаголь», но наш алфавит отличается от латыни числом букв, и после адаптации, например, «человек за бортом», стал флагом «Ч», или по старорусски «Червь». Вскоре стали шутить - если на стеньгах флагманского корабля поднимаются флаги КЖЛ, это значит «Како Живете Люди». То есть командующий спрашивает, все ли в порядке на борту. Надлежит ответить НХТ «Наш Хер Тверд», то есть на борту все в порядке.

Энциклопедия Российского флота. Об «Авроре».

«Почему не взят Зимний дворец? Надо брать дворец».

«Аврора» - бронепалубный крейсер, спущен на воду в Петербурге 11-го мая 1900 года. При спуске присутствовал Государь Император с почетной свитой. Вот здесь на новом Адмиралтействе и появился на свет легендарный крейсер. Названием «Аврора» обязана Николаю II. Когда Императору принесли на выбор список названий для крейсера, из всех Николай II выбрал «Аврору», а мог ведь, например, остановиться на «Юноне», «Психее», «Аскольде», «Боярине», а то и «Полкане». И тогда при советской власти 7-го ноября чествовали бы корабль революции «Полкан», символично.

Кстати, «Аврора» - единственный корабль после революции не поменявший свое название. И еще о названии – адмирал Рожественский, в чью эскадру входила «Аврора», имел привычку давать кораблям прозвища сомнительного характера. В составе эскадры были два корабля с женскими именами «Светлана» и «Аврора». «Светлану» Рожественский называл «горничной», а «Аврору» - «проституткой подзаборной». Знал бы адмирал, кого он так называет.

Для своего времени «Аврора» оснащена по последнему слову техники. Кроме новейшего вооружения, новинка – радиотелеграф, и даже холодильник на 85 пудов мяса, 4 электрических прожектора, дальность освещения 5 км. «Аврора» предназначается для Тихоокеанской флотилии, куда и направляется в сентябре 903-го года, но не доходит. Японцы атакуют Порт-Артур, и следовать туда рискованно. В апреле 904-го «Аврора» возвращается в Кронштадт, чтобы в октябре в составе Тихоокеанской флотилии вновь отправиться к берегам Японии. «Авроре» не везет, в Немецком море ее обстреляли свои же крейсера.

«Туман, непонятные радиограммы с Камчатки, истерика, значит, комендоров у орудий, которые в нервном напряжении ждут появления японских миноносцев, и в это время в тумане появляется силуэт, нечто, опознавательные не показывает. Достаточно было одной искры, и вся эскадра начала с остервенением, офицеры, значит, матросов насильно, кулаками оттаскивали от орудий, значит: «Ваше высокородие, дай, дай еще разок стрельнуть».

В «Аврору» попало 5 снарядов, был ранен один из матросов, оторвало руку судовому священнику. На этом неприятности «Авроры» не закончились, в походе умерло 30 человек, и столько же списали с корабля с диагнозом острый туберкулез легких. Через 7 месяцев «Аврора» добралась до берегов Японии. В Цусимском сражении крейсер потерял убитыми и ранеными почти 100 человек, погиб командир «Авроры», капитан первого ранга Егорьев. Снаряд попал в боевую рубку. 15-го мая 905-го года Российский флот был разбит. О Цусиме в 4-й серии Энциклопедии Российского флота

3 крейсера, в числе которых «Аврора», получают приказ прорваться во Владивосток.

«Ну, они, грубо говоря, отвернули на 180 градусов, и, говоря таким простым вульгарным языком, драпанули аж на Филиппины туда, в Маниле оказались. Причем, неуклюже наши советские историографы, неуклюже объясняют тем, что якобы посчитали, что угля не хватит, и поэтому решили интернироваться, значит, в нейтральном порту. Ну, взяли бы циркуль и на карте померили, сколько от Корейского пролива до Владивостока, и сколько от Корейского пролива до Филиппин».

Вот карта, расстояние от Корейского пролива до Владивостока в 2,5 раза меньше, чем до Манилы. Когда Государю доложили о том, что крейсера не выполнили боевой приказ, он впал в задумчивость, приказ не выполнили, зато корабли спасли. С кораблями-то после Русско-японской войны беда.

Команда «Авроры» всегда считалась благонадежной, у матросов просто не было возможности нахвататься революционных идей. До декабря 16-го года крейсер находится в дальних походах, потом возвращается в столицу и встает на ремонт у причала Франко-русского завода.

Февраль 17-го года, революция. 27-го числа командир «Авроры» Никольский запрещает все увольнения в город. Недовольные матросы собираются на палубе, нервы у командира не выдерживают, он открывает стрельбу. Трое матросов ранены, один - смертельно. 28-го февраля к крейсеру подошла толпа восставших с красным флагом, кто-то из матросов предложил арестовать Никольского. Командира ведут на берег, срывают с него погоны, плюют ему в лицо, потом требуют, чтобы он нес красный флаг. Никольский отказывается, это стоит ему жизни.

В марте 17-го года трое матросов «Авроры» вступают в партию, первые коммунисты на крейсере, среди них минный машинист Александр Белышев, будущий комиссар «Авроры». К октябрю 17-го на крейсере уже 32 коммуниста. «Аврора» стоит возле правого берега Невы, у Васильевского острова. 25-го октября комиссар Белышев получает приказ - поддержать огнем штурм Зимнего дворца.

«Да здравствует власть Советов, да здравствует товарищ Ленин».

«Аврора» должна дать холостой залп, сигнал к началу штурма. Боевых патронов на корабле, только что вышедшем из ремонта, нет и быть не может. Комиссар Белышев приказ обещает выполнить и выполняет. О том, как это происходило, Белышев не рассказывал никому, почти.

«Мы сидели, чего греха таить, иногда выпивали по рюмочке».

Кирилл Лавров играл Белышева в фильме «Залп «Авроры», и много общался с комиссаром в неформальной обстановке. Это интервью записано в 2003 году, сейчас эту историю уже некому рассказать, Александр Белышев умер в 74-м, Кирилл Лавров - в 2007-м.

«И он тогда мне очень много интересных всяких историй подлинных рассказывал. Как он получил этот приказ, а на корабле никого нет, все матросы разбежались, значит, в самоволку, как теперь говорят. И, значит, он ходил где-то по квартирам, ночью, вытаскивал этих матросиков, значит, тащил их на корабль, ну и, наконец, значит, они вот подошли и выстрелили».

27-е октября 17-го года. Через 2 дня после исторического выстрела в «Правде» публикуется письмо матросов «Авроры»: «Печать пишет, что «Аврора» открыла огонь по Зимнему дворцу. Но знают ли господа репортеры, что открытый бы нами огонь из пушек не оставил бы камня на камне не только от Зимнего дворца. Был произведен только один холостой выстрел, означающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающий к бдительности и готовности. Вот так».

«Нашли документы образца 1917 года, судейское дело, тяжба судейская. Один из чиновников, значит, возбудил уголовное дело по поводу разрушения его квартиры снарядом с «Авроры».

На самом деле в квартиру чиновника попал не снаряд «Авроры». Матросы стреляли холостым, а снаряд с Петропавловской крепости. Незадолго до штурма Зимнего на пляж Петропавловки поставили несколько пушек, пушки были старые, без прицелов, вот они-то и стреляли по Зимнему боевыми зарядами. Один попал в жилой дом, второй - в акушерскую клинику, третий - в окно Зимнего дворца. Так что начало новой эпохи положил вовсе не выстрел «Авроры».

После революции «Аврора» превращается в учебное судно, курсанты морских училищ учатся на ней азам профессии. Вот уникальные кадры - 1925 год, «Аврора» в учебном походе. Норвегия, город Берген, норвежские коммунисты на борту легендарного крейсера. Лазарет «Авроры». А вот какой-то спектакль. А это камбуз, готовят горчицу, почему-то в противогазе. А вот и танцы, специально для иностранных гостей.

Война застала «Аврору» в Ораниенбауме. 9 орудий в 41-м году сняты с «Авроры» и отправлены на Дудергофские высоты. 10-е установлено на бронепоезде «Балтиец». Сам же крейсер в сентябре 41-го получил пробоину, сел на грунт и так простоял до 44-го года.

«Теперь это учебное судно. Каждое утро нахимовцы выстраиваются на подъем флага».

После войны «Аврора» - учебный корабль для курсантов Нахимовского училища.

«Отличнику учебы Рустему Зайдурину доверено сегодня почетное право - поднять флаг краснознаменного крейсера».

«Первое орудие левого борта - это была моя пушка. Вот мы весной ее расчехляли, проверяли смазку, проворачивали механизмы. Ну, и в один из таких весенних дней мы решили этим стволом-то пошевелить немного. Выбрали ориентир, прицелов там, прицелы сами были сняты на зиму. Ну, мы решили, мы знали, как наводится орудие прямой наводкой - открываешь замок, значит, через канал ствола. Что выбрали? Большой дом, и навели орудие на Большой дом. Ну, на несколько минут, по-моему, прошло, уже бежит дежурный офицер, что из Большого дома, значит, сигналы, паника. Что происходит, «Аврора», значит, орудие наводит на Большой дом. Они курят в курилке и вдруг смотрят, да, любуются «Авророй», вдруг на «Авроре» какое-то движение, и вдруг одна из пушек поехала и уставилась на них».

«Космических братьев, пионеров освоения Вселенной, тепло приветствовал экипаж корабля, и первый комиссар «Авроры», Александр Викторович Белышев».

В 56-м году крейсер становится музеем, он простоит на Неве у Нахимовского училища почти 20 лет, пока не выяснится - днище «Авроры» сгнило подчистую, и дальше держать корабль на плаву просто небезопасно. «Аврора» нуждается в ремонте, и 18-го августа 84-го года ее берут на буксир, и вперед кормой ведут на завод Жданова. 3 года «Аврора» простоит в ремонте, и все это время у трапа несут службу вахтенные, все-таки боевой корабль.

16-е августа 87-го года, среди бела дня в Ленинграде разводят мосты, редкий случай, и это только для того, чтобы на глазах у всего города «Аврора» пошла к новому месту стоянки. Вот уже 20 лет символ революции стоит здесь, на Петровской набережной, и до сих пор привлекает туристов, наравне с Эрмитажем, Казанским собором и фонтанами Петергофа.

«Буде кто свое ружье самовольно испортит, тогда надлежит оного, жестоко кашками наказывать и из жалованья его оное починить. Петр, Морской устав».

Энциклопедия Российского флота. О Конецком.

Этот человек любил одеваться так – кургузое пальтишко отставного мичмана, наглухо застегнутое на все пуговицы. Слава главного писателя-мариниста страны не сделала его ни заносчивым, ни самовлюбленным. Моряки считали его своим в доску. Он и был моряком, писатель Виктор Конецкий. О море всегда говорил с удовольствием и с юмором. Особенно, о нелегкой службе.

«У нас обычно была вот такая шутка, когда новичок приходит на судно, то боцман обычно ему говорит, что, мол, иди и получи свинцовые трусики. Вот, он начинает ходить, значит, к завхозу идет, к старшему помощнику капитана идет, потом жаловаться начинает замполиту - трусов не дают, а здесь опасно. Но это на самом деле опасно».

«А что такое, в общем, душа корабля – это люди, экипаж».

Он закончил штурманский факультет Балтийского военно-морского училища. Был капитаном на аварийно-спасательных судах Северного флота. Ходил в Арктику и Антарктику на научно-исследовательских кораблях. Последний раз вышел в море, когда ему было 57 лет, скрыв, что совсем недавно перенес инфаркт. Он писал о море и моряках, был художником и киносценаристом. Популярный фильм «Полосатый рейс» снят по его сценарию, но Конецкий в совершенстве знал не только русский литературный язык.

«Русский язык я знаю в полном, так сказать, объеме, и если бы я его не знал в полном объеме, то вероятно многие мои команды матросам и штурманам, если бы я их не сопровождал бы хорошим русским языком, правда, не печатным. Сегодня-то уже печатают что угодно, к сожалению. Но если бы я не закручивал 3, 300, и в бога мать с перевертышем, и прочее, прочее, то многие матросы бы просто стояли бы так. Ему приказываешь, там, заведи швартов, и все. Еще, пожалуйста, если скажешь. Тут он вообще станет, и будет, как столб. А вот когда ты ему конкретно скажешь, едрит твою крест бога мать, и так далее, на полторы минуты приблизительно, он все это, придет в себя, схватит огон и положит его на палубу».

Его не стало в 2002 году, капитана дальнего плаванья Виктора Викторовича Конецкого.

Энциклопедия Российского флота. Об объекте №820.

Крым, Балаклава, модный курорт. Еще недавно закрытый город. О том, чтобы прокатиться по бухте на лодке, могли мечтать только родные и близкие больших офицеров.

«Стой! Граница поста. Рабочим по маршруту подготовиться ко входу в охраняемую зону».

60-е годы, в скале Таврос заканчивают строить секретный объект, тогда - единственный в СССР подземный комплекс. Укрытие от атомного взрыва для подводных лодок, завод для их капитального ремонта, и штольни - хранилища ядерных боеприпасов. Возле главного входа – навесы, на них были муляжи деревьев, чтобы съемка со спутника не обнаружила объект. Сам канал был закрыт маскировочной сетью под цвет скалы.

Когда-то - 50 человек охраны, сегодня - 1 охранник и сонный Тузик. Вместо подземного завода – музей, а наши бывшие потенциальные враги приезжают на экскурсии, восхищенно говорят: «Круто, как в фильме о Джеймсе Бонде». Над головой 126 метров камня, комплекс мог выдержать ядерный удар, по силе равный 5-ти Хиросимам. Герметичные двери весом 120 тонн, за ними можно жить 3 года, всем жителям Балаклавы. Эти тележки перевозили торпеды, в том числе и с ядерными боеголовками.

От перепада света те, кто здесь работали, теряли зрение, а также 2 раза в месяц проходили проверки в КГБ. Правильные ответы: где работаю – не знаю, что делаю – не помню. Сейчас в доках пусто, а когда-то боевые подлодки приходили сюда на ремонт, в целях конспирации - только ночью. Бортовые номера часто менялись, сосчитать количество лодок было почти невозможно. В 90-е годы завод потерял свое значение, как стратегический объект. Охрану сняли и его тут же разграбили. Сегодня скальный ангар кроме туристов не нужен никому.

Их обстреливала немецкая авиация, за ними охотились корабли и подводные лодки, против них была суровая северная погода, но обледеневшие и израненные они приходили в Мурманск. 163 корабля до порта назначения не дошли. О полярных конвоях смотрите в 4-й серии Энциклопедии Российского флота.

Иван Краско, выпускник Первого балтийского высшего военно-морского училища, звание капитан-лейтенант, специальность офицер-артиллерист, по совместительству - Народный артист России.

«Прибыли мы вечером поздно, поэтому только вот видим огни, все, по трапу забрались, в кубрике: «Все, отбой!». И тут же. И утром: «А подъем!». Все наверх, в плавках, ага, теплынь, непривычно, но прекрасно. «Становись». Становимся спиной к лееру на борту прямо, на носу, на баке. «Кругом!». Смотрим, а лееров уже нет. «Шагом марш!», - боцман командует. Как шагом марш? 11 метров борт, высота, надо прыгать, прямо в воду. Господи Боже мой, вот страху-то натерпелись. А с другой стороны, позор, что тебя же засмеют, если все попрыгали. Как я думаю, вот это, нет, без жертв, слава богу, обошлось. Каким-то образом находили место куда прыгнуть, шутишь, целая когорта».

«Ежели кто стоя на карауле что украдет, много или мало, оный имеет быть повешен. Петр, Морской устав».

Энциклопедия Российского флота. Об адмирале Нахимове.

Одни считают Павла Нахимова величайшим флотоводцем, другие - адмиралом лишь одной кампании. Но бесспорно, более любимого адмирала в России не было. Не зря единственное в стране Морское кадетское училище названо Нахимовским. Владимирский морской собор в Севастополе, здесь в усыпальнице 4 могильных плиты крестом. Адмирал Лазарев и 3 его ученика: адмиралы Корнилов, Истомин и Нахимов, погибшие при защите Севастополя в Крымской войне.

Это была война за то, чтобы лишить Россию Черного моря. Опираясь на Англию и Францию, турки объявили нам войну в ноябре 1853 года. Вице-адмирала Нахимова это событие застало в море, он уже месяц с эскадрой, терпя непогоду, курсировал невдалеке от турецких берегов.

«Ну вот, дождались, Владимир Алексеевич. Прошли негодяи турецкие ворота, грозят России».

Карта Черного моря. Нахимов узнает, что вот здесь на Юге, в бухте у города Синоп пережидает шторма турецкая эскадра с десантом на борту. Объявление войны развязывает Нахимову руки. Дождавшись подкрепления, он 18-го ноября 53-го года входит в Синопскую бухту. На карте видно, что он идет не одной колонной, а двумя - очень мудро, турки стоят по дуге, и каждая наша колонна будет действовать по своему флангу.

«Аллах помрачил разум русских, они сами идут под огонь наших батарей».

У русских - кораблей меньше, но они мощнее вооружены, и, тем не менее, идут на сближение, не стреляя - это приказ Нахимова, первыми не начинать. Турецкий флагман «Ауни Аллах» открыл огонь первым и тут началось, но русские продолжали идти под перекрестным огнем вперед, не стреляя, и только когда до турок осталось меньше двух кабельтовых, 300 метров, русские открыли огонь, но какой.

«Орудия. В атаку, По батареям, огонь!».

Потом в заслугу Нахимову будут ставить, что он мудро повел бой двумя колоннами, что сам шел впереди под огнем, его корабль получил 60 пробоин, больше других, что дал командирам кораблей действовать самостоятельно по обстановке, а они действовали здорово, и главное - что у него была отличная батальная стрельба на сильной волне, выучка. За 4 часа турецкая эскадра сожжена, береговые батареи разбиты.

Картина художника Боголюбова даже называется не «Бой», а «Истребление турецкого флота». Потери русских - 270 человек, турок – 3000. Их флагман, пожилой вице-адмирал Осман Паша, сдался.

«Я могу только сожалеть, Ваше Превосходительство, что дожил до этого дня».

Это чистая правда, Нахимов действительно принял саблю взятого в плен Осман Паши, и никогда ее никому не отдавал. На единственном, сделанном с натуры, рисунке Нахимов именно с этой саблей.

Вообще не справедливо, в Англии и Франции осталось множество фотографий с Крымской войны, а в Россию фото еще не пришло, и нам остались только рисунки. Увы, фото не единственное, в чем мы отставали. У нас был парусный флот, а у англо-французов уже паровой, мощный и не нуждающийся в ветрах.

Через год, когда союзники турок, англичане и французы подошли к Севастополю, фактически мстить за Синоп, они увидели вот что. Чтобы хоть как-то помешать врагу войти в Севастопольскую бухту, русские затопили при входе несколько старых парусных кораблей. Обелиск при входе на Севастопольский рейд - это памятник тому горькому поступку 150 лет назад, но поступок не помог, шторма расшвыряли затопленные суда.

В Севастополе знали – Нахимов - единственный офицер, появляющийся под огнем в парадной форме с золотыми адмиральскими эполетами. Об этом знали и французы. 28-го июня 1855 года Нахимов прибывает на Малахов курган, именно на этом бастионе за полгода до него погиб адмирал Корнилов, бастион уже называют Корниловским.

«Вот, извольте смотреть. Сюда. Они сегодня метко стреляют».

Это действительно были последние слова в жизни Нахимова, пуля попала ему в висок и вышла через затылок. Через 2 дня адмирал умер, не приходя в сознание. Через 2 месяца Севастополь был сдан. Нахимову было 53 года, всего.

Через 40 лет после гибели еще в 19-м веке в Севастополе поставили памятник Нахимову, бронзовый адмирал держал в руке саблю взятого им в плен при Синопе турецкого адмирала Осман Паши. После революции местные большевики сломали памятник народному, но все-таки царскому адмиралу, и на его постаменте водрузили, естественно, Ленина. Одумались только после Великой Отечественной войны, и в середине 50-х годов открыли новый памятник Нахимову. От старого он отличается двумя вещами: во-первых, смотрит в другую сторону, не в море, а в город, и, во-вторых - у бронзового адмирала вместо турецкой сабли патриотичный русский морской офицерский палаш.

Самый длинный в мире опытовый бассейн, почти полтора километра. Модели всех русских кораблей испытывались здесь. Без разрешения этого Института ни один корабль не был спущен на воду. О Научно-исследовательском институте имени академика Крылова смотрите в 4-й серии Энциклопедия Российского флота.