Загадка "Черного принца"


3315 0 Опубликовано: 22.04.2015 admin
Загадка "Черного принца"


25 октября 1983 года

На рассвете 25 октября 1983 года Соединенные Штаты Америки начинают секретную боевую операцию против дружественной Советскому Союзу Республики Гренада. Американский десант высаживается на маленький остров в Карибском море. В разгар боев, 30 октября, в районе перемещения военно-морских сил США неожиданно всплывает советская подводная лодка К-324.

В СССР атомоходы этого класса называют «Щукой», в Америке – «Черным принцем». Появление «Черного принца» шокирует Пентагон. Лодка К-134 вооружена самыми современными крылатыми ракетами с атомными боеголовками. Десять дней в центральной Атлантике идет локальная война, которая грозит перерасти в Третью мировую.

За 20 лет история лодки К-324 обросла слухами и домыслами. Как все было на самом деле, известно лишь участникам событий. Подлинная история атлантического похода «Черного принца» превосходит самые смелые фантазии.

31 августа 1983 года

Анкоридж, США

Штат Аляска

Вылет самолета рейса 007 на Сеул задерживается. Только через 40 минут Боинг-474 поднимется в воздух, но он никогда не приземлится в Сеуле. Его отклонение от курса составит 29 градусов, нарушив государственную границу, пассажирский лайнер вторгнется в воздушное пространство СССР. Вскоре он окажется над Камчаткой.

По одной из версий, целью странного полета являлся сбор данных об атомных подводных лодках Тихоокеанского флота. Американцы не без основания предполагали, что на некоторых атомоходах установлены межконтинентальные ракеты нового поколения. Особый интерес вызывали самые современные субмарины проекта 671РТМ. К ним относилась и спущенная на воду 7 октября 1980 года многоцелевая атомная подводная лодка К-324.

Однако в тот момент, когда корейский Боинг находился над Камчаткой, 324-й на Тихом океане уже не было, она заблаговременно ушла на Северный флот. Маршрут проходил под толщей арктических льдов, лодка всплыла на Северном полюсе. С той минуты экипаж 324-й принадлежал Арктической гвардии, командир – капитан второго ранга Вадим Терехин.

Жаркая политическая осень 1983 года начинается точно по календарю: в ночь на 1 сентября нарушивший границу СССР корейский пассажирский самолет сбит. Со дна поднимают тела 29 членов экипажа и багаж. ТАСС официально заявляет: «Советское правительство выражает соболезнования семьям погибших. Ответственность за их гибель лежит на Соединенных Штатах Америки». В ответ Президент США Рональд Рейган продолжает настаивать: империя зла должна быть уничтожена.

К сентябрю 1983 года Соединенные Штаты уже заручились поддержкой премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер и начинают размещать крылатые ракеты в Европе. Советский Союз срочно строит военный аэропорт в Гренаде, остров Карибского архипелага вот-вот станет одной из крупнейших советских военных баз у берегов США. Конфронтация двух сверхдержав достигает невиданной силы, поэтому инцидент с корейским Боингом очень напугал мир. СССР и США уже не контролируют себя в проявлении взаимной ненависти. На секретном заседании Политбюро Министр обороны Устинов произносит: «Война может начаться в любую минуту. Но как бы нам не напугать народ…».

В день, когда был сбит корейский самолет, подводная лодка К-324 уже входила в состав легендарной 33-й дивизии Северного флота. Прошедший испытания Арктикой, экипаж готовился к выполнению нового секретного задания. Выход в море назначен на 6 сентября.

6 сентября 1983 года

К-324 направляется из Западной Лицы на боевое дежурство в Западную Атлантику

Отсюда, от этих скалистых берегов, уходили в автономное плавание советские подводники. Тогда, в начале 1983 года, все атомные подводные лодки Северного флота находились на боевом патрулировании.

7 сентября 1983 года

7 сентября К-324 незаметно преодолевает первый рубеж американской противолодочной акустической системы и движется дальше, по намеченному маршруту. Только капитан и его помощник знают, что лодка идет в самый опасный район – центральную Атлантику, рядом с побережьем США. Для экипажа это закрытая информация.

«Задача ставилась практически одна: обнаружение, сбор данных об их акустических системах наблюдения за подводными лодками, за их оборудованными противолодочными зонами, и так далее».

Выход в Атлантику на боевое патрулирование связан со значительными трудностями. Для обнаружения советских подлодок, идущих к берегам США, американцы разработали колоссальную акустическую систему стоимостью в полмиллиарда долларов.

Эта толща воды скрывает размещенную на дне американскую акустическую систему. Ее чуткие микрофоны день и ночь, в любую погоду, улавливают шумы моря, прислушиваясь к малейшим приближениям советских подводных лодок.

26 сентября 1983 года

В сентябре 1983 года во всех частях ПВО СССР проходят специальные политзанятия. Каждому солдату доходчиво объясняют: потенциальный враг № 1 – США. Ночью 26 сентября на командном пункте ПВО в Серпухове-15 звучит сирена. Поступил сигнал о пуске американских межконтинентальных ракет. Война? Быстро выясняют: произошел сбой в компьютере, но несколько минут мир был на грани мирового конфликта…

К-324 продолжает двигаться по заданному маршруту. В двадцатых числах октября К-324 беспрепятственно входит в Саргассово море

25 октября 1983 года

На рассвете 25 октября 1983 года Пентагон начинает боевую операцию под кодовым названием «Вспышка ярости». Ее готовили долгие два года, в обстановке глубочайшей секретности, под личным руководством Президента США Рональда Рейгана. Он надеется, что успех операции навсегда излечит американцев от вьетнамского синдрома; еще десяти лет не прошло после того, как вьетнамскую землю покинул последний американский солдат.

Война закончилась поражением США, расколов поколение 19-летних на тех, кто был во Вьетнаме, и тех, кто там не был. Рейган убежден: время побед настало. Несколько тысяч американских солдат высаживаются на небольшой остров Гренада. Здесь, при содействии СССР и в непосредственной близости от США, идет строительство аэродрома, способного принимать самыесовременные военные самолеты.

Рейган называет Гренаду советской и кубинской колонией. Бои продолжаются несколько дней, правительство Гренады обращается за помощью к Кубе.

29 октября 1983 года

К-324, оставаясь никем незамеченной, осторожно движется в глубине Саргасова моря. Лодка следит за американскими военными кораблями, атакующими Гренаду. 29 октября над островом взовьется звездно-полосатый флаг, именно в этот день внимание моряков привлекут странные звуки, которые им никогда ранее им не приходилось слышать на подводной лодке.

«Был один тонкий момент, когда в кают-компании, за ужином, офицеры-управленцы, между собой разговаривая, рассказывали, что слышали шлепки по корпусу, будто кто-то босиком прошел».

«Потом уже выяснилось, что где-то в районе шестого – восьмого отсеков был глухой удар по корпусу».

29 октября 1983 года

03 часа 00 минут

Сигнал боевой тревоги звучит в ночь с субботы на воскресенье 29 октября. Идет второй месяц похода.

«Судя по тому, что командир прибежал в рубашке из кают-компании, был завтрак второй смены».

«Потом сработала аварийная защита турбины, то есть турбина отключилась».

«У нас никакой информации, кроме того что заклинило главную линию вала…»

«Я не представлял, чтобы заклинило главную турбину. Такого еще не было, это супернештатная ситуация, когда народ не знает, как действовать, не отрабатывалось это нигде и никогда. А здесь мы потихонечку начали тонуть».

«Народ у нас, конечно, побледнел. Представьте себе, мы находимся далеко от родных берегов, и под нами почти четыре тысячи метров. Всплыть мы не имеем права. Ситуация безнадежная, или почти безнадежная: или мы всплываем, или мы тонем».

В последний момент звучит приказ к всплытию. Каждый подводник знает: лодка не должна всплывать, никогда. Только на заранее установленные сеансы связи и только на перископную глубину. Командир Терехин спасает экипаж, нарушив все требования секретности. Еще есть надежда остаться незамеченными, ночью, в шторм.

29 октября 1983 года

05 часов 00 минут

«Когда мы всплыли, наверху был действительно такой шторм, который за всю свою службу я не видел ни разу. Нашу лодку, хотя она приличного водоизмещения – 7,5 тысяч тонн, бросало, как щепку. У нас поразбивало всю посуду, сорвало все, что не было закреплено, все буквально за что-то держались».

«Командир смотрел в оптический перископ, а я в это время наблюдал в телевизионный перископ. Я увидел большие петли вокруг винта и стабилизатора».

Сразу отброшена версия, что на винт намоталась рыболовная сеть. Она легко перемалывается винтом атомохода. Капитан Терехин, имеющий опыт в Тихом океане, где активно идет лов рыбы, прекрасно об этом знает. Возникает предположение, что лодка зацепила какой-то сверхпрочный кабель, возможно, военного назначения.

«Первое, что я попытался сделать – взял автомат, два рожка, подошел к кормовому бую (к самому стабилизатору не подойдешь, потому что там корма уходит в воду). Попытался перебить этот трос автоматными очередями, но пули просто отскакивают, кабель бронированный, даже царапин на нем не остается».

30 октября 1983 года

10 часов 02 минуты

Утром 30 октября К-324 выходит на внеочередной сеанс связи. Капитан Терехин докладывает об аварийном всплытии. Москва в замешательстве.

К осени 1983 года высшие эшелоны власти охватил кризис. Тяжело болен Генеральный Секретарь ЦК КПСС Юрий Владимирович Андропов, его ближайшие соратники заняты поисками преемника. Что ждет лодку, оказавшуюся в районе, где США проводят даже не учения, а боевую операцию? Моряки получают приказ уйти на глубину, людьми и лодкой не рисковать.

«Дважды мы пытались погрузиться, и с большим риском для жизни, для подводной лодки, потому что все-таки хотелось уйти под воду и соблюдать скрытность, но проваливались на глубину – там за 150 метров, аварийно продувались, и после этого мы эти попытки прекратили».

Для подводной лодки существует предельная глубина погружения. Для К-34 это 400 метров. Опустившись ниже, всплыть она уже не сможет. После нескольких, смертельно опасных, попыток уйти под воду лодка вновь поднимается на поверхность. Обездвиженная, она находится всего в сотне миль от побережья США, в международных водах. Здесь соглашение о безопасности на море защищает суда от нападения или навязчивого внимания, но моряки понимают: надеяться на законы и правила в самый разгар холодной войны бессмысленно.

«Конечно, было подавленное чувство. Сами понимаете, аварийная лодка; что с нами будет дальше, никто не знал. Как мы можем двигаться, если мы без хода? В этом море нас, как жестянку, бросает из стороны в сторону».

1 ноября 1983 года

09 часов 03 минуты

«Потом получили радио: «К вам на помощь идет разведывательный корабль». Но реальной помощи он никакой нам оказать не мог, только моральную поддержку, и подойти он к нам мог только через трое суток. И что «С Кубы вышел советский спасатель «Алдан», который прибудет и окажет вам помощь, по освобождению винта, либо буксировке на Кубу». Мы посчитали по карте, что его ходом ему идти к нам порядка 10-11 суток».

Через два дня К-324 была обнаружена канадским авиалайнером. Пилот незамедлительно передал информацию о дрейфующей в Саргассовом море советской атомной подводной лодке, на базу ВВС США. «Орионы» – самолеты противолодочной авиации НАТО – появляются над К-324 уже через полчаса, а следом за ними, через два часа, подходят эсминцы «Питерсон» и «Николсон». Они были рядом, потому что находились в составе эскадры из одиннадцати кораблей, участвовавших в нападении на Гренаду.

Для США наша субмарина, несомненно, представляет опасность. К-324 оснащена крылатыми ракетами с максимальной дальностью полета три тысячи километров. Этого достаточно, чтобы уничтожить любой город восточного побережья – Детройт, Вашингтон или Нью-Йорк. Ситуация складывается крайне тяжелая. Экипаж атомохода, зажатого противником с моря и воздуха, изнывая от жары и жажды, должен держаться. Главная задача – не поддаваться ни на какие провокации, избежать столкновения любой ценой.

В плавание моряки взяли фильм «Белое солнце пустыни», смотрят его по нескольку раз. Теперь над субмариной так же неумолимо светит раскаленное добела солнце.

«Когда всплыли, температура воды за бортом – плюс 30 градусов, на глубине 100 метров – около 25 градусов, и наверху – плюс 50».

«Практически 10 дней я с мостика не сходил, потому что и днем, и ночью они опасно маневрировали вокруг лодки. И старпом все это время там со мной был».

После захвата Гренады Президент Рейган, обращаясь к американскому народу, сказал: «Мир изменился. Сегодня угроза нашей национальной безопасности может возникнуть вдали от наших берегов. Мы обязаны сознавать стратегическое значение этих центров, из которых может быть создана угроза для нас, и уметь их предугадывать».

К-324 представляет угрозу национальной безопасности США, и не вдали от берегов, а рядом. Ясно, американские моряки церемониться не будут. Два месяца назад Советский Союз позволил себе сбить пассажирский самолет, а здесь – боевая подлодка с атомными ракетами на борту…

«Они начали очень опасное маневрирование, начали сближаться с лодкой на 182 метра. Это считается опасным расстоянием, не сближаются суда в море на такие расстояния. Они подходили на расстояние до 30 метров, то есть практически вплотную. А что такое, когда такой большой корабль надводный подходит к лодке вплотную? Достаточно удара о лодку, можно пробить прочный корпус, и лодка тут же утонет».

«После того как американцы нас взяли в свою, так сказать, сложную опеку, они неоднократно поднимали свои вертолеты, висели над кормой, долго фотографировали оголенный винт. При таком шторме легко было рассмотреть винт, рассмотреть корму. Они долго сидели, невзирая на все наши предупреждения, запреты, по которым конвенция запрещает висеть над палубой корабля другого государства.

К этому моменту я уже точно знал, что мы намотали экспериментальную американскую гидроакустическую антенну типа «Тактас», потому что наш командир радиоразведки, в то время старший лейтенант, Арбузов, слушал все эти переговоры американцев между собой, между кораблями, с берегом. Он переводил мне. Мы уже знали, что оборвали буксируемую протяженную антенну с эсминца «Макклойн», который проводил ее испытания. Американцы этого не скрывали, в эфире передавали это открытым текстом».

Из радиопереговоров становится известно, что гидроакустическая антенна еще только проходит испытания, и американцы не собираются отдавать такой трофей советским подводникам. Эсминцы «Питерсон» и «Николсон» подходят все ближе и ближе к корме лодки. Еще чуть-чуть, и они потопят ее, но зацепить антенну им не удается».

«Мы с ними воевали эти одиннадцать суток, приходилось очень тяжело».

5 ноября 1983 года

09 часов 21 минута

5 ноября наступает самый тяжелый для наших моряков день похода. Американцы объявляют о штурме лодки.

«Потом они подняли сигнал, для нас он был очень опасный. Я его дословно помню: «Готовлю к спуску десантно-высадочное средство». Это значит, что они либо боевых пловцов готовят, либо какую-то абордажную партию собираются высаживать».

Фактически это означает нападение на суверенное государство, объявление войны Советскому Союзу. Сейчас все решает выдержка экипажа атомохода, вооруженного крылатыми ракетами последнего поколения. В руках подводников оказалась судьба всего мира. Нет никаких инструкций, как действовать в подобной ситуации. Ответственность за принятое решение целиком ложится на плечи командира. Москва не дает никаких указаний, только повторяет: не поддаваться на провокации, сохранить лодку и людей.

«А что мне было думать, если меня зацепят на буксир и приволокут в их базу, до которой хода восемь часов? И что я потом – изменник Родины, сдавший корабль противнику? Как минимум, подлежу расстрелу и позору».

«Команда была однозначная: отражать, не допустить на территорию нашей страны ворогов».

«Тут я вооружил человек восемь офицеров автоматами, боезапасами, поместили их на кормовые надстройки, и предупредил командира БЧ-5, чтобы он был готов продувать кормовые балластные цистерны воздухом. Потому что когда они продуваются, там такая мощь воздуха под давлением 200 килограммов идет, бурлит вокруг лодки; человека, пловца может повредить или даже убить этим воздухом сжатым».

Защищая свою лодку, свою Родину, моряки ни на секунду не забывают о главном: нельзя допустить ядерный конфликт, его вероятность очень велика. Это хорошо понимают и в Москве.

«Я состоял в партии, был членом партийной организации, в которую входил наш Главнокомандующий, Сергей Георгиевич Горшков. На партийном собрании в том году он нам сказал: «Я старый военный, но обстановка теперь такая, что война может начаться каждый день».

Когда положение становится критическим, подводники принимают беспрецедентное в истории подводного атомного флота решение: лодку затопить.

«Старший помощник, я, замполит и оперработник особого отдела посовещались, и я минерам приказал корабль к взрыву приготовить. Потому что побережье США рядом, обороняться там нечем; зацепят на буксир, захватят корабль – суперновый, последнее слово техники в нашем подводном флоте. Но не с целью, чтобы подорваться, а в случае крайней необходимости, экипаж высадить на спасательные плоты, а корабль затопить, уничтожив предварительно шифр-коды, секретные документы, все документы опознавания, и так далее».

5 ноября 1983 года

12 часов 00 минут

Русские моряки жертвовали собой, сверхсовременной субмариной, ради спасения жизней многих и многих миллионов людей. Готовился к затоплению атомоход, за красоту прозванный американцами «Черным принцем».

«Если не верить подводникам в лодку, то верить больше не во что. И мы знали, что задачу мы выполним, потому что экипаж очень слаженный, хороший».

6 ноября 1983 года

6 ноября 1983 года встревоженный председатель КГБ Чебриков приехал к Министру обороны Устинову. По информации западноевропейских резидентур советской внешней разведки, все базы НАТО вокруг СССР приведены в состояние боевой готовности. США готовы начать войну. Дальше кабинета Устинова эта информация не пошла, сам факт встречи был засекречен.

Судьба подводной лодки К-324 тоже оставалась тайной для руководства страны. Командование Военно-Морского Флота не спешило информировать о ЧП в Саргассовом море. Поэтому только сегодня, спустя десятилетия, нам становятся ясными нюансы нескольких кризисных ноябрьских дней 1983 года. Кстати, до сих пор на флоте многие не верят в историю лодки К-324.

Два дня американские десантные команды не уходили с палуб эсминцев. Два дня советские подводники с автоматами дежурили на рубке подлодки. В напряженном противостоянии медленно текло время.

7 ноября 1983 года

03 часа 12 минут

Наступило утро 7 ноября. Это был понедельник, праздник, день Великой Октябрьской революции. На подлодке К-324 в этот момент готовились защищать атомоход от американского десанта.

«7 ноября утром меня старпом вызвал на мостик и говорит: «Товарищ командир, там вышел какой-то человек в форме, с радиомегафоном. Он меня на русском языке поздравил: «Поздравляю командира, капитана второго ранга Терехина, с национальным праздником».

Когда в Москве шла праздничная демонстрация, вооруженные десантники ушли с палуб эсминцев. Стало ясно: штурма подлодки, а значит, и Третьей мировой войны, не будет. Соединенные Штаты Америки решили не рисковать своей собственной судьбой.

«Я очень удивился, был приятно поражен, что меня знают в Америке; информация у них была, видно, поставлена. Мы на плохом английском сказали им «спасибо», и на этом мирная часть сосуществования закончилась».

7 ноября было счастливым днем для экипажа. В 5 часов вечера подошел спасательный корабль «Алдан».

«Я получал радио такого содержания, что антенну поднять и сохранить. Порядка суток мы занимались подъемом этой антенны за бортом. Водолазы спустились под винт на глазах у американцев, зацепили тросом этот конец и начали шпилем выбирать его на палубу, порядка метров 420 было этого кабель-троса. Загрузили его в отсек, в этом отсеке было потом не развернуться».

«Это был не просто кабель-трос, кабель был интересный с точки зрения проводимости. Нас, конечно, больше беспокоили тросики, которые создавали ему жесткость и прочность, но то, что было под ними – сама начинка – она была достаточно интересна. Оттуда вытекала постоянно какая-то жидкость».

История с захватом сверхсекретной низкочастотной антенны советской подлодкой освещалась в американских средствах массовой информации, попала в некоторые специальные справочники. Американцы рассказывали невероятные истории про ядерное перетягивание каната, якобы атомная подводная лодка «Филадельфия» подплывала под К-324 и даже зацепилась за кабель-антенну, сорвав ее основную головную часть. Возможно, так и было, но обсуждать конфликт в Саргассовом море американцы наотрез отказались, сославшись на секретность.

8 ноября 1983 года

«После этого нас стали брать на буксир. Вообще, в океане на буксир, особенно подводную лодку, очень тяжело заводить. Делалось это так: спасатель вставал на ветер, мы под ветер; они надували порядка двадцати резиновых плотиков и крепили к ним буксирное устройство – драгу. Она тяжелая, весит килограммов триста».

Буксировка подводной лодки – сама по себе операция сложная, а тут буквально проходила под обстрелом.

«Вот тут началась настоящая война. Они начали расстреливать эти плотики с карабина, с эсминца. Естественно, все это устройство тонет. Те убегают назад, еще десять часов готовят – они второй комплект плотиков расстреливают. Мне командир спасателей уже говорит: «У меня остался один комплект».

В конце концов, «Находка» собственным корпусом закрыла надувные плотики, не давая американцам прицельно стрелять, и буксир удалось завести. На рассвете 9 ноября спасательное судно «Алдан» с атомной подводной лодкой К-324 взяло курс на Кубу. Американцы сопровождали советские корабли до границы кубинских территориальных вод, но ничего поделать уже не смогли.

На Кубе вернулась надежда на возможность самостоятельного плавания. Здесь же решилась судьба захваченной антенны. Ее погрузили в самолет и спецрейсом отправили в Москву для исследований. Через пять дней лодка вышла в открытое море и взяла курс к родным берегам.

Новый, 1984 год, подводники К-324 встречали дома, в Западной Лице. Еще один год великого противостояния уходил в прошлое. Пережитое становилось историей.

Президент Рейган искренне считал: успех в Гренаде должен вселить оптимизм в американский народ. Стерев память о поражениях во Вьетнаме, Пентагон был щедр на награды. После вторжения в Гренаду бригада спецназа численностью шесть тысяч человек получила восемь тысяч орденов и медалей.

«Нас поощрили тем, что не наказали за эту боевую службу. Хотя были и другие соображения».

«У военного человека есть одно понимание – что надо защищать нашу Родину».

В этом здании хранится вахтенный журнал К-324. Через 10-15 лет с него снимут гриф секретности, еще одной горячей тайной станет меньше. Впрочем, по непроверенным данным, часть архивов сгорела при пожаре, вызванном замыканием электропроводки. Среди документов якобы был вахтенный журнал подводной лодки К-324 за 1983 год.

После того осеннего похода моряки из экипажа К-324 продолжали служить на подводном флоте. Кто-то остался на Севере, в Западной Лице, некоторые вернулись на Тихий океан. Но все они считают: то, что довелось испытать в ноябре 1983 года, было самым важным событием в их военной судьбе.

Атомная подводная лодка К-324 несла свою боевую службу до конца 1999 года.