Серые волки. Фильм 2.


2691 0 Опубликовано: 22.04.2015 admin
Серые волки. Фильм 2.


Серые волки

Фильм 2

6 марта Прин атаковал конвой ОБ-293, несмотря на неудачу, он удерживал контакт. 8 марта он снова атаковал, но был, в свою очередь, атакован глубинными бомбами. U-47 больше никто никогда не видел. Так погиб Гюнтер Прин.

Кречмер был захвачен в плен после атаки на конвой HX112. Вместе с экипажем он оставил тонущую лодку и провел оставшиеся годы войны в лагере для военнопленных в Канаде.

Кинооператор снял фильм о походе U-46 в Атлантике во второй половине 1941 года. U-46 входила в состав седьмой флотилии, базирующейся в Сен-Назере. Ею командовал прославившийся своими победами Энгельберт Эндрасс. На этой стадии военных действий подводные лодки все еще могли пересекать Бискайский залив, не опасаясь атак английских самолетов. В 1942-1943 годах идти в надводном положении, не привлекая внимание патрулировавших «Сандерлендов», было просто невозможно.

Встречи двух лодок – одной уходящей, другой возвращавшейся – были довольно частыми. На рубке U-46 видна эмблема, разъяренный бык, которую Эндрасс унаследовал от лодки Прина, U-47. На горизонте заметен дым, раздается сигнал тревоги. Лодка готова к срочному погружению. Вахта спускается в рубку, последним уходит сам Эндрасс.

Лодка начинает погружаться, включаются электродвигатели. Два дизеля, работающих в надводном положении, останавливаются. Электромоторы, питающиеся от аккумуляторных батарей, позволяли развивать под водой максимальную скорость – 7 узлов. Поскольку конвои развивали большую скорость, их атаковали, как правило, ночью, когда в надводном положении лодка развивала скорость до 17 узлов. Небольшая скорость в подводном положении давала возможность кораблям охранения преследовать лодки, особенно когда со второй половины 1942 года их число увеличилось.

Лодка находится на перископной глубине. Эндрасс рассматривает вражеское судно. Охранения нет, поэтому Эндрасс решает потопить корабль из палубного орудия. Расчет 88-миллиметрового орудия достает снаряды из водонепроницаемого хранилища под палубным настилом. Как правило, из орудия добивали корабли, получившие попадание торпеды. Торпед было ограниченное количество, поэтому их стремились экономить любой ценой. Когда запас торпед был израсходован, лодка возвращалась в порт. Впоследствии эта проблема была ликвидирована кораблями снабжения и «дойными коровами», подводными лодками снабжения.

На атакуемом корабле также установлены орудия, он ведет ответный огонь. Исход не вызывает никаких сомнений, несколько попаданий 88-миллиметровых снарядов ниже ватерлинии решают судьбу корабля, и он тонет.

Два шестицилиндровых двигателя мощностью 1400 лошадиных сил каждый использовали топливо, складирующееся во внешних топливных цистернах, они обеспечивали лодкам типа VII характерный «пузатый» вид. Эндрасс и первый вахтенный офицер рассчитывают курс и расстояние до цели. Координаты, которые были получены по радио, расшифрованы, звучит сигнал тревоги. Все брошено, экипаж разбегается по боевым постам. Электромоторы снова включены, происходит срочное погружение. Подводная лодка направляется в район, где обнаружен конвой.

Эндрасс глядит в перископ. На горизонте мы видим конвой, цель выбрана. Торпеды загружаются в аппараты. Отдается приказ «Пли!», и первая торпеда выпущена. Слышится грохот взрыва, подводники радуются успеху. Эндрасс наблюдает в перископ за пылающим судном. Вскоре еще один корабль исчезает среди волн. Эндрасс прекрасно справлялся с поставленной задачей уничтожения торгового флота, его итоговый результат составил 142 тысячи тонн. Одним из первых он получил свой рыцарский крест, это произошло 12 сентября 1940 года.

На сей раз лодка обнаружена. Или ее выдала волна, образованная перископом, или нащупал гидролокатор. Корабль охранения идет прямым ходом к подводной лодке, отдается команда «приготовиться к атаке глубинными бомбами». Лодка резко уходит на глубину, в надежде опуститься ниже установленной отметки взрывателей бомб.

На глубине резко возрастает давление воды. На глубине 150 метров может быть поврежден прочный корпус, и в лодку начнет поступать вода. Взрывы глубинных бомб сотрясают пытающуюся скрыться лодку. Экипаж с тревогой следит за показаниями глубиномера. Детонация гасит освещение. Теперь подводники должны перекрыть доступ воды через клапаны в центральном посту. Протечка ликвидирована, лодка возвращается на перископную глубину.

Зачастую упорство охотников заставляло подводные лодки находиться на глубине очень долгое время. Эндрасс отдает приказ всплывать. На закате погода ухудшается, вахта на мостике вынуждена надеть непромокаемые костюмы, чтобы продолжать наблюдение. Как правило, погодные условия в северной Атлантике были неблагоприятными, видимость ограниченной. В такой ситуации обнаружить противника было нелегко. Рубка подводной лодки не была достаточно высокой для того чтобы вести полноценное наблюдение.

Внизу экипаж пользуется представившейся возможностью выспаться. Из-за небольшого внутреннего пространства количество спальных мест было ограничено. Вернувшийся с вахты матрос ложился на койку, с которой другой только что заступал на вахту. Даже для офицеров условия были крайне стесненными.

Для торпедистов уход за вверенным им оружием был важной составляющей похода. «Угри», как прозвали торпеды, каждые четыре-пять дней проходили осмотр, для этого их приходилось извлекать из мест хранения.

На мостике утренняя вахта ведет поиск кораблей противника. На море неспокойно, лодка пробирается сквозь волны. На горизонте обнаружен дым, после мгновенной оценки ситуации раздается сигнал тревоги. Экипаж должен готовить лодку к погружению. Спавшие подводники тут же вскакивают, и по узким проходам, бегом, направляются на боевые посты. В дело вступает отлаженный механизм подготовки к бою. Повторяется вся операция по выпуску торпед.

Впоследствии Эндрасс принял командование 567 лодкой типа VIIC. В ней он принял бой с кораблями охранения конвоя HG76 за неделю до Рождества. Эндрасс и другие подводники вели атаки на конвой в течение пяти дней, им помогали Кондоры сороковой авиагруппы. Ранним утром 22 декабря, после двухчасовой охоты, шлюп королевского флота «Дептфорд» обнаружил лодку Эндрасса и потопил ее глубинными бомбами. Эндрасс и весь его экипаж погибли. Дёниц сказал, что он был одним из лучших и самых опытных командиров.

В сентябре 1939 года Дёниц заявил Гитлеру, что для победы ему нужны 300 лодок. Однако реакция была запоздалой, и только в середине 1941 года, когда возможности подводных лодок были уже ограничены, началось их массовое производство. В мае 1941 года их было уже не 49, а 124, в декабре – 236. Но количество лодок на позиции реально увеличилось лишь в следующем феврале, потому что очень много их использовалось для подготовки новых экипажей на Балтике.

Дёниц не мог ожидать, что Гитлер выделит значительные средства и возможности на строительство подводных лодок, поскольку 22 июня началась война против Советского Союза. Гитлер считал, что победа будет быстрой, однако требовал, чтобы ресурсы были отданы, прежде всего, армии и авиации, действующим на этом театре. Если игра на востоке не закончится быстрой победой, то подводному флоту еще придется драться за ограниченные средства, выделяемые на его развитие. Хотя война постепенно становилась все более масштабной.

Дёницу также не удалось через гросс-адмирала Редера повлиять на решение Гитлера отправить часть подводных лодок на Средиземное море. 26 августа Дёниц получил приказ из штаба фюрера об отправке шести лодок из Атлантики на Средиземное море, где они бы охраняли трассы конвоев из Италии в Северную Африку, обеспечивающие снабжение немецко-итальянских сил.

Он расценил это как изменение стратегической линии, оттягивание резервов из Атлантики, которую сам он считал основным театром военных действий. Теперь средства распылялись на остальные театры, причем именно в тот момент, когда Дёниц мог использовать растущее количество подводных лодок для нанесения сокрушительного удара по атлантическим конвоям. Оружие буквально выбивали у него из рук и отдавали непонятно куда.

Гитлер был очень обеспокоен состоянием дел своего итальянского союзника. Королевский флот добился ощутимых успехов в действиях против сил Оси в средиземном море. Несмотря на наличие пропагандистских фильмов, на самом деле итальянцы, вступившие в войну в мае 1940 года, испытывали массу трудностей в борьбе с английскими подлодками и надводными силами. Гитлер не хотел, чтобы его союзник отступал от данных им обязательств, и отправил лодки на Средиземное море, с целью обеспечить ему преимущество в борьбе с англичанами.

Первые лодки прибыли в сентябре и действовали с базы Ла Специя на северном побережье Италии. Формально они подчинялись итальянскому командованию, но действовали независимо, поддерживая большой, но бестолково действовавший итальянский флот. Первой серьезной победой стало потопление авианосца «Арк Ройал». Он входил в эскадру «Эйч», и вместе с линкором «Малайя» был атакован лодками U-81 и U-205, в ночь на 13 ноября. Экипаж постарался сделать все, чтобы удержать торпедированный авианосец на плаву, но тщетно; корабль затонул. Теперь у Королевского флота на Средиземном море не осталось авианосцев.

U-81 была атакована, но сумела уйти даже после того как на нее было сброшено 180 глубинных бомб. Победу одержал капитан-лейтенант Фридрих Гуггенбернер. По возвращению в Ла Специю его встречали представители итальянского и немецкого командования, он был награжден Рыцарским крестом.

На церемонии присутствовал капитан-лейтенант Ганс Дитрих фон Тизенгаузен, командир U-331. Он принял командование лодкой типа 7T 31 марта 1941 года, и до того, как его перевели на Средиземное море, совершил один, ничем не примечательный, боевой поход. 25 ноября Тизенгаузен обнаружил английскую эскадру из трех линейных кораблей и восьми эсминцев, у побережья Мерса-Матрух. Тизенгаузен выпустил веером четыре торпеды в линкор «Бартон», модернизированного ветерана Ютланской битвы. Гибель «Бартона» была заснята и оказалась одним из наиболее впечатляющих эпизодов войны на море. Вместе с кораблем погибло 860 членов экипажа. 27 января 1942 года Тизенгаузен был награжден Рыцарским крестом.

В другом полушарии правительство Японии решило начать войну против США и Великобритании. Оно намеревалось создать новую область процветания в Азии. 7 декабря 1941 года японские адмиралы организовали атаку трехсот самолетов на Тихоокеанский флот США в Перл-Харборе. Удар был внезапным, торпеды и бомбы обрушились на линейные корабли, большая их часть была потоплена. Однако на стоянке не было главной цели атаки – американских авианосцев.

7 декабря 1941 года был назван президентом Рузвельтом днем величайшего позора. На следующий день он объявил войну Японии. Хотя Гитлер всячески ограничивал действия своих подводников против американцев, чтобы у них не было повода начать войну, теперь он сам объявил войну Америке, и скоро «серые волки» не будут знать пощады.

Серые волки

Часть вторая

Немецкие подводные лодки, 1942-1943 годы

Еще в середине 1942 года Дёницу, да и многим другим, стало ясно, что Соединенные Штаты, даже не вступая в войну, постараются оказать любую поддержку Британии в войне против Германии. Даже тогда Гитлер настаивал на том, чтобы подводники избегали любых ситуаций, которые могут спровоцировать войну с США – ему было нужно совершить компанию на Востоке. Однако все понимали, что столкновение с Америкой неизбежно.

Озабоченный тем, чтобы увеличить тоннаж потопленных судов, Дёниц с самого начала планировал внезапное нападение на транспорт у американского побережья, назвав эту операцию «Барабанный бой». Незащищенные морские коммуникации вдоль восточного побережья США предоставляли идеальные условия для нанесения такого удара. Однако Дёницу было необходимо время для того, чтобы лодки вышли на исходные позиции и начали действия сразу после объявления войны.

Нападение японцев на Перл-Харбор стало неожиданностью для всех, поэтому операция «Барабанный бой» началась лишь через пять недель после вступления США в войну. Командир U-123 Рейнхард Хардеген, оказавшись на позиции, с удивлением обнаружил, что все восточное побережье освещено огнями, будто войны и вовсе нет. Ночью 13 января он всплыл на поверхность в нескольких милях от Нью-Йорка, огни небоскребов по-прежнему ярко светились в темноте. Вскоре Хардеген потопил свои первые жертвы, все они шли поодиночке, не в составе конвоя. Так началось настоящее истребление торговых судов, которое командиры лодок окрестили очередным «временем удач».

Адмирал Кинг, командующий флотом, руководил масштабной программой военно-морского строительства в январе 1942 года. Тем не менее, кораблей для защиты торговых трасс вдоль восточного побережья не находилось. Понимая всю важность ведения конвоев, он, тем не менее, считал, что не сможет защитить их незначительными силами, имевшимися в его распоряжении. Он очень не любил англичан и игнорировал добытый ими в такой упорной борьбе опыт.

В день Рождества 1941 года U-552, носившая эмблему в виде черта, вышла из Лореана, чтобы наносить удары вражеским торговым кораблям у Ньюфаундленда и восточного побережья Америки. Это была лодка 7C, однако ее командир, капитан-лейтенант Эрих Топп, сумел распределить топливо так, что дошел до Нью-Йорка, вошел в устье Гудзона и заснял на пленку статую Свободы. К концу войны Топп стал третьим подводником по потопленному тоннажу: 240 тысяч тонн. Топп вообще приобрел огромную популярность среди товарищей и был отмечен за свои заслуги, награжден Рыцарским крестом с мечами и дубовыми листьями. Такого удостаивались лишь немногие.

U-552 стала одной из семи лодок 7С, посланных к Нью-Фаундленду. Они прибыли на позиции между 7 и 9 января и действовали независимо от лодок девятой серии, участвовавших в операции «Барабанный бой». Их целью были суда водоизмещением свыше 10 тысяч тонн, среди 120-130 проходивших ежедневно по трассе от устья реки Святого Лаврентия до мыса Гаттерас на побережье Северной Каролины, южнее Нью-Йорка.

Однако эти двенадцать лодок были лишь частью того количества, которое намеревался послать к берегам Америки Дёниц. Гитлер подозревал, что англичане собираются высадиться в Норвегии, и потребовал отрядить 20 лодок из действующих в Атлантике, для защиты норвежского побережья. Впоследствии командование подводного флота посчитало, что, если бы к Америке было отправлено требуемое количество лодок, они бы увеличили результат еще на 300 тысяч тонн. Тем не менее, «Барабанный бой» ударил 13 января, когда капитан-лейтенант Хардеген потопил свою первую жертву.

К концу января будет потоплено 23 корабля, в следующем месяце итог составит 362 тысячи тонн, а в марте – 511 тысяч. Немцы были потрясены бездействием американской обороны. 18 января Хардеген описывал в судовом журнале сцену, очень хорошо знакомую всем командирам подводных лодок, действующим в этом районе: «Наши действия были крайне удачными. 8 кораблей, из них 3 танкера, общим водоизмещением 53860 тонн, потоплены в течение двенадцати часов. Жаль, что со мной не было лодок-минных заградителей у Нью-Йорка, или же десяти боевых лодок, вместо моей одной. Уверен, что цель нашлась бы для каждого. Я насчитал не менее 20 кораблей – некоторые с включенными огнями, идущих вдоль побережья. На фоне ярко освещенного берега их силуэты были прекрасно видны с расстояния 2-3 мили».

Американская история войны на море подтверждает некомпетентность командования, не принявшего своевременных оборонительных мер. Одним из самых серьезных наших просчетов стало отсутствие распоряжения местному населению выключить освещение, или настоять на том, чтобы этим занялись местные власти. В итоге, все было сделано лишь спустя три месяца после начала действия немецких подводных лодок. Когда эта мера по защите кораблей была впервые предложена, поднялся протест, поскольку на всем побережье, от Атлантик-Сити до Флориды, пропадет туристический сезон. Майами и его роскошные пригороды светились неоновыми огнями на шесть миль. На их фоне были прекрасно видны корабли, обходившие рифы. Корабли топились, но бизнес и развлечения должны были процветать по-прежнему. Уничтожение продолжалось.

В феврале началась операция «Вест-Индия». Из Лориана в Карибское море прибыли пять лодок девятой серии. В их задачу входило уничтожение танкеров, уходивших с грузом из портов Аруба и Кюрасао. Операции такого масштаба вызывали проблемы со снабжением. До 1942 года заправку осуществляли переоборудованные торговые суда, в специально назначенных районах. Однако они оказались совершенно незащищенными. Первый специально построенный корабль снабжения «Гель-Галант» вышел в Атлантику в мае, но в июне был потоплен англичанами. Еще пять кораблей было потоплено в этом же месяце, «Пайпер» и «Атлантис» – в ноябре.

Требовалось создать подводную лодку снабжения. Первая лодка типа XIV, больше известная как «Дойная корова», была заложена в конце 1941 года. Водоизмещение составляло 1688 тонн. Лодка могла нести 432 тонны топлива, а также торпеды, провиант и другие необходимые грузы. Она могла дозаправить несколько лодок типаVII, чей собственный запас топлива был ограничен ста тоннами. U-459 стала первой из шести лодок серии XIV, которая была отправлена из Лореана в Западную Атлантику. Тогда в прибрежных американских водах и Карибском море действовали двенадцать средних лодок, хотя у самого побережья их было всего четыре.

U-459 прибыла в назначенное место, в пятистах милях к северу от Бермудских островов, 20 апреля, после трехнедельного похода. Первым клиентом стала U-108, которая 22 апреля взяла на борт топливо, торпеды и другие грузы. Важным дополнением являлись хлеб, картофель, овощи и другая пища, упакованная в водонепроницаемые контейнеры и мешки. Однако непосредственная перекачка топлива с одной лодки на другую в достаточно неспокойном море и передача торпед оказывались непростым делом. Отсутствие опыта привело к тому, что примерно в это же время в район прибыли еще семь подводных лодок для дозаправкитопливом. Командиры считали такую концентрацию весьма опасной, но иногда это все же происходило. Проблема так и не была решена.

U-459 ушла в Бискайский залив 6 мая с пустыми цистернами: она дозаправила 12 лодок седьмой серии, и две девятой. Всего через две недели U-459 снова была на позиции. Теперь опыта было гораздо больше. Один из командиров, дозаправлявший свою лодку в это же время, впоследствии писал, что по соображениям безопасности, для того чтобы проверить маневренность под водой, обе лодки погрузились: сначала лодка снабжения, потом боевая. Лодки следовали одна за другой, шланги, кабели и тросы соединены. В течение трех часов они крейсировали на глубине 45 метров. Незабываемый опыт; впервые в истории дизельное топливо перекачивалось под водой. Во время дозаправки его лодка набрала 20 тонн топлива, что позволило ей действовать еще в течение нескольких недель, а потом вернуться в Лориан.

Дёниц был удовлетворен результатами, снабжение подводных лодок «дойными коровами» сработало безотказно. Дозаправка топливом U-459 позволила большему количеству лодок находиться у побережья США, однако их результативность стала падать из-за введения эффективных контрмер руководством американского флота. Теперь подводные танкеры занимались снабжением лодок, действующих в Карибском море. Часть средних лодок была направлена сюда от побережья США, большие лодки прибыли из Франции. Важность появления подводных танкеров обусловлена тем, что от Бискайского залива до Карибского моря 4000 миль. В свой поход в Карибское море U-459 и U-460 полностью заправили топливом шесть лодок седьмой серии и дозаправили десять лодок девятой серии, действующих в этом районе.

13 подводных лодок находились там почти три месяца. Первая операция подводных лодок в Карибском море в феврале и марте привела к потоплению 23 кораблей общим водоизмещением 107 тонн. В мае 77 кораблей водоизмещением 371 тысяча тонн, а в июне еще больше. Из 173 потопленных союзных судов 60% было уничтожено в Карибском море и Мексиканском заливе. Потери продолжали расти. 81 корабль общим водоизмещением 398 тысяч тонн, что еще важнее, большинство из них были драгоценными танкерами.

Потери танкеров серьезно сказывались на экономике. После введения системы конвоев потери танкеров в июле составили уже 23 корабля, правда, в августе число потерь снова увеличилось до 41 корабля. В том же месяце Дёниц перевел лодки из Карибского бассейна в Северную Атлантику. Уничтожение на Западе прекратилось, но какой ценой! С января по июнь 1942 года подводные лодки потопили 585 судов. Так закончился наиболее удачный период подводной войны.

Успехи подводных лодок у берегов США широко освещались в немецкой прессе того времени, это скрашивало тревожные вести с Восточного фронта, где немецкие войска ожидала холодная нелегкая зима и контратаки советских войск. Наибольшую популярность завоевал капитан-лейтенант Хардеген. 24 января было объявлено, что он проявил особую доблесть. Газета «ФёлькишерБеобахтер» с подробностями расписывала, как он потопил восемь кораблей, три из которых были танкерами, недалеко от Нью-Йорка, за это фюрер наградил его рыцарским крестом. Когда в феврале U-123 вернулась во Францию, Хардеген записал на свой счет еще больше кораблей. Во время своего второго похода к берегам Америки, в марте U-123 потопила еще 11 кораблей общим водоизмещением 79 тысяч тонн. За это, по возвращению 23 апреля 1942 года, Хардегену вручили Дубовые Листья к Рыцарскому кресту.

 

Многие возвращавшиеся лодки демонстрировали трофеи, захваченные в американских водах. Улыбки и выражения лиц экипажей, возвращавшихся с операции в американских водах, разительно отличались от того, что можно было видеть в конце 1941 года. Действия против хорошо защищенных конвоев в Атлантике были гораздо напряженнее. Улыбки очень хорошо отражают то, что этот период был назван очередным «временем удач», хотя с точки зрения тоннажа он был более продуктивным, чем 1940 год.

U-94 возвращается из первого похода к побережью США. Это лодка типа VIIC, командир Отто Айтц. Он принял командование в сентябре 1941 года. Прежде чем потерять лодку в августе 1942 года, Айтц потопил 14 кораблей и был награжден Рыцарским Крестом. Летающая лодка «Каталина» американского флота сбросила глубинные бомбы, лодка Айтца шла на поверхности, и ее протаранил канадский корвет. U-94 затонула, Айтц и другие члены экипажа попали в плен.

В начале 1942 года возвращавшиеся с задания лодки находили укрытие в специально построенных бункерах, которых становилось все больше. Лориан, Сен-Назер, Ла-Полис, и позже Бордо. Впервые этот вопрос поставил Гитлер, в октябре 1940 года он обсудил его с Дёницем. Лодкам в Бискайском заливе нужна была защита. Проектирование и строительство бункеров было поручено организации Тодта, масштабное строительство началось в 1941 году. Проект основывался на бункерах в Брюгге, построенных во время Первой мировой войны. Было подвезено огромное количество стройматериалов и доставлено 15 тысяч рабочих из всех оккупированных европейских стран. Строительство разворачивалось очень быстро.

Самолеты берегового командования постоянно фотографировали бункера, но донести до руководства бомбардировочного командования необходимость их уничтожения было просто невозможно. Дёниц был удивлен и благодарен. Он считал, что англичане совершили очень серьезную ошибку, не ударив по бункерам в процессе их строительства.

Бомбардировочное командование предпочитало разрушать немецкие города. Когда лодки заняли свои укрытия, было уже слишком поздно. Ошибка действительно была серьезной, и ее последствия будут ощутимыми. В январе 1942 года руководство берегового командования уже не сомневалось в том, что бомбовые удары не помешают завершению строительства.

В октябре 1941 года были построены два первых бункера в Лориане: «Кероман 1» и «Кероман 2». Каждый из них вмещал по 14 лодок, толщина перекрытий из железобетона достигала пяти метров. В глубине каждого бункера лодка могла быть осмотрена, отремонтирована и даже помещена в сухой док, защищенный от ударов союзной авиации. Наиболее уязвимыми лодки были при выходе…