Серые волки. Фильм 3.


2898 0 Опубликовано: 22.04.2015 admin
Серые волки. Фильм 3.


Серые волки.

Фильм 3

… из бункеров, или на подходе к ним, но никак не внутри. Во второй половине 1942 года подводные лодки добились еще лучших результатов в Северной Атлантике. Это вынудило бомбардировочное командование перенести основную тяжесть своих ударов с объектов Германии на бункера. С ноября 1942 года американские бомбардировщики из состава восьмой группы начали выполнять налеты на Сен-Назер и другие базы подводных лодок. Немцы организовали усиленную оборону бункеров зенитными батареями. Несмотря на количество самолетов и сброшенных ими бомб, все вокруг бункеров было превращено в развалины, но сами они продолжали стоять. В то время ни один союзный бомбардировщик не мог поднять бомбу, способную разрушить такой мощный слой железобетона. Бункера были выполнены на высшем уровне, они исправно действовали вплоть до августа 1944 года.

Не только немецкие лодки пользовались близостью баз Бискайского залива к трассам атлантических конвоев. В августе 1940 года была основана общая германо-итальянская база, первые лодки стали прибывать в сентябре. Дёниц очень сдержано относился к итальянским лодкам и возможностям их экипажей. В Бордо базировались 27 лодок, они выполнили 197 боевых походов и потопили 97 союзных кораблей, общим водоизмещением около полумиллиона тонн.

В августе 1942 года в Лориан прибыли необычные гости. Подводная лодка типа I японского Императорского флота, пришедшая в Бискайский залив из Сингапура. Немцы и японцы всячески старались произвести впечатление масштабного взаимодействия, однако на самом деле контакт между верховным командованием одной и другой страны был минимальным. Правда, этот визит имел целью не только продемонстрировать верность союзному долгу, японцы должны были забрать с собой образцы достижений германской военной промышленности и применить их уже для своих нужд.

Японцев впечатляли успехи немецких подводных лодок в Атлантике, в то время как большие японские лодки мало что могли противопоставить американцам на Тихом океане. Происходило это из-за того, что командование японского флота по-другому подходило к использованию своих подводных лодок. Они вели рекогносцировку для надводных сил флота и информировали их о приближении вражеских кораблей. Императорский флот так и не поставил перед своими лодками в качестве первоочередной задачи уничтожение вражеского торгового судоходства.

В декабре 1942 года японцы попросили о присутствии немецких подводных лодок в Пенанге на Малайском полуострове, с целью атаковать торговые трассы в северной части Индийского океана. Только в конце июня 1943 года 9 лодок типа IXC были отправлены в Малайю. Группа получила наименование «Муссон». Только четыре лодки дошли до Пенанга, остальные потопили во время перехода. Операции совместной базы начались в ноябре, в поход вышла U-178. Действия продолжались вплоть до самого конца войны. Но это все в будущем, а пока японская лодка была дозаправлена топливом, ее экипаж отдохнул и развлекся в компании немецких моряков, и теперь отправлялся домой. Через шесть недель после выхода из Лориана эта лодка была потоплена у берегов Малайи.

Дёниц настаивал на скорейшем выходе в море после возвращения лодок на базу. U-552 с декабря 1941 года по июнь 1942 года провела в общей сложности шесть походов. Дёниц хотел, чтобы в море находилось как можно больше подводных лодок. Несмотря на кажущиеся успехи, в июле 1942 года Дёниц выступил по немецкому радио. В его речи содержался явный намек на то, что скоро для подводников настанут тяжелые времена. Трудности уже появились, в частности, то, что Бискайский залив находился совсем близко к английским морским и воздушным базам. Королевский флот и ВВС могли наносить упреждающие удары по лодкам, выходящим в Атлантику, поэтому подходы к Бресту, Лориану, Сен-Назеру и Ла-Палис должны были постоянно охраняться. Иначе лодки могли попасть в засаду.

Еще в 1940 году королевский флот использовал свои подводные лодки для нападения на немецкие, в надводном положении. 19 августа 1940 года так была потоплена U-51, были атакованы U-58 и U-65. Прочесывание заливов в поисках английских подводных лодок стало постоянным занятием надводных сил, вплоть до 1944 года. Также проводилась расчистка минных полей, которые устраивали те же английские подводные лодки. Немецкие лодки, выходящие в Атлантику, сопровождались минными тральщиками. С 1942 года основную угрозу лодкам в Бискайском заливе стали представлять самолеты Королевских ВВС. Главной проблемой для них было увидеть лодку на поверхности, особенно в темноте. В 1942 году лодки еще выходили из порта в дневное время, их прикрывали корабельные зенитки, но наиболее простым и надежным способом стали ночные переходы.

Весной 1942 года у Королевских ВВС было достаточно самолетов, чтобы перекрыть весь Бискайский залив. Немцы были впечатлены тем, как внезапно появляются вражеские самолеты, и они не успевают погрузиться. По всей видимости, у них в распоряжении была аппаратура, позволяющая обнаружить лодку за пределами видимости. Британские самолеты использовали против подводных лодок радиолокатор ASV еще в 1940-41 годах, но его было явно недостаточно. Требовалось устройство для действий в темноте и помощи экипажу в обнаружении противника на минимальном расстоянии. В итоге появился прожектор Ли, устанавливаемый на самолете и дающий яркий луч света, длиной в милю, впереди. Впервые он был опробован в январе 1941 года, в боевых условиях установлен на бомбардировщике «Веллингтон». Прожектор устанавливался на съемном кронштейне за бомбовым люком.

4 июня 1942 года итальянская лодка «Луиджи Торелли» первой испытала на себе действие прожектора. Первая подводная лодка была потоплена при помощи прожектора Ли через месяц. До конца войны 218 лодок были атакованы разными самолетами с установленными на них прожектором Ли, 27 из них были потоплены. Ответной мерой со стороны немецкого командования было решение установить на подводной лодке больше зенитного вооружения.

До конца 1942 года на большинстве лодок устанавливалось единственное 20-миллиметровое орудие, которое часто отказывало из-за постоянного нахождения в воде. Установка нового оружия привела к модернизации рубок лодок седьмой и девятой серий. Для отражения атак с воздуха на лодки было решено устанавливать 20-миллиметровую установку и более мощное 37-миллиметровое орудие. Поначалу использовались две спаренные установки, а впоследствии применялись две счетверенные установки Flakvierling. Также выпускалась спаренная 37-миллиметровая установка.

Береговому командованию срочно требовались бомбардировщики дальнего действия, такие, как поставляемые из США «Либерейторы». В начале 1941 года существовала лишь одна эскадрилья, прибывшая по Ленд-Лизу, оснащенная радиолокаторами ASV. Штаб ВВС не продолжал поставки, на том основании, что «Либерейтор» – это стратегический бомбардировщик. Только в 1943 году он стал появляться в достаточном количестве, в качестве противолодочного самолета.

Основные силы Вермахта были оттянуты на Восточный фронт, начиная с июня 1941 года. Союзники не могли осуществить высадку в Европе в течение непродолжительного времени, поэтому было решено оказать помощь Советскому Союзу в борьбе против Германии. Поставки шли с Аляски черезСибирь, также через Иран, но основной путь лежал по морю, формировались конвои. Первый из них вышел в августе 1941 года и без происшествий добрался до Мурманска. В течение следующих трех лет их будет еще немало. Близость норвежских баз Люфтваффе и германского флота к трассам конвоя делает маршрут одним из самых опасных. В Северной Норвегии базировались тяжелые корабли германского флота, поэтому зачастую конвои сопровождались значительными силами британского флота.

Подводные лодки играли определенную роль в действиях на Севере и потопили много кораблей, но Дёниц считал, что лучше с этой задачей справится Люфтваффе, и двадцать лодок следует перевести с северного театра.

Часть вторая

1941-1942

В 1942 году в Тронхейме, ставшем базой подводных лодок, были построены бетонные бункера, аналогичные тем, что раньше строились во Франции. Именно из Тронхейма лодки уходили на операции против конвоев. Дёницу было очень тяжело добиться помощи Люфтваффе в Атлантике, в северной Норвегии взаимодействие было гораздо более эффективным. Здесь часто встречались летающие лодки Blohm und Voss 138, они совершали значительно более продолжительные полеты над Атлантикой и Северным Ледовитым океаном, по рации передавая координаты конвоев в штаб подводного флота. В 1942 году происходило тесное взаимодействие, подводные лодки дозаправляли 138-е топливом прямо в море. Таким образом, значительно увеличивался радиус их действия, и они могли долетать до судоходных трасс Сибири.

Действия подводных лодок на севере были тяжелым испытанием для экипажей, климат был самым серьезным противником. При минусовой температуре находиться наверху было сущим кошмаром, холод и густой туман приводили к тому, что палуба покрывалась льдом. Опасности подвергались клапаны, увеличившийся из-за льда вес сказывался на маневренности лодки. В подводном положении действия также были затруднены, так как ледяная вода сказывалась на работе акустика. С другой стороны, она помогала лодкам избежать обнаружения при помощи гидролокатора.

Действия вражеских кораблей и подводных лодок приводили к разногласиям между русскими и англичанами. В 1942 году во время летнего наступления немцев на юге Черчилль сомневался в целесообразности дальнейшей отправки конвоев, из-за погоды и действий немцев. Конвой PQ-16 отплыл 20 мая 1942 года, Черчилль считал, что большая часть его кораблей и грузов будет потеряна. PQ-16 сумел пройти, а вот PQ-17 стал катастрофой. Потери, понесенные этим конвоем, вынудили Черчилля прекратить поставки. Сталин был страшно оскорблен и подверг резкой критике действия Королевского морского флота. По его мнению, корабли охранения не должны были оставлять конвой. На Севере подводные лодки почти всегда действовали вместе, а не поодиночке. Они старались всеми силами помешать движению арктических конвоев, но внесли очень небольшой вклад в военные действия на этом театре.

В тысячах милях от дома, прямо в открытом море экипаж лодки проводит ремонт, приводя ее снова в боеспособное состояние. На начальном этапе операции в южной Атлантике применялись лодки девятой серии, радиус действия позволял им доходить до Фритауна и оставаться на позиции до пяти недель. Срок мог удлиняться при дозаправке топливом с кораблей снабжения или вспомогательных крейсеров. В ноябре-декабре 1941 года был совершен первый бросок к Кейптауну, однако он ничем не завершился, поскольку англичане потопили корабли снабжения.

В 1942 году продолжились операции в Центральной Атлантике. В июле лодки снова были отправлены в Южную Атлантику, они снова действовали поблизости от Фритауна. 22 августа войну Германии объявила Бразилия, так как были потоплены несколько бразильских кораблей. Заходы в устье реки Конго в октябре ничего не принесли. В начале октября состоялся ряд успешных действий в районе Кейптауна. Лодки одной из групп потопили 13 вражеских судов.

Только в южных районах, вдалеке от вражеских баз авиации, немцы могли применять бакштелцер – подобие воздушного змея с винтом, как у вертолета, который в разобранном состоянии находился в двух герметичных контейнерах, закрепленных на рубке. Чаще его называли по обозначению – FA-330. Спроектирован аппарат был по просьбе подводников, которые имели ограниченный обзор. Запущенный на скорости навстречу ветру, аппарат поднимался на высоту до 150 метров, лодка буксировала его при помощи троса. Наблюдатель связывался с вахтой на мостике по телефону. Если наблюдателя обнаруживали с вражеского самолета, то на лодке обрезали трос и немедленно погружались. Пилот должен был оставить свою машину; в лучшем случае его могли подобрать позже. Впервые в действии бакштелцер был опробован на U-177 в пустом районе Южной Атлантики, неподалеку от африканского побережья. Это происходило в апреле и мае 1943 года.

Дёниц по-прежнему мечтал об увеличении выпуска подводных лодок, однако в 1942 году результат был тот же, что и раньше. Причиной тому ряд факторов. К концу 1941 года выпуск лодок достиг 20 штук в месяц. В результате к середине 1942 года количество боеспособных лодок увеличилось. Как и в 1939-40 годах, суровая зима 1941-42 годов привела к тому, что новые лодки и их экипажи несколько месяцев бездействовали в скованных льдом портах Балтики. В итоге, в первый квартал 1942 года в строй вошло всего 39 новых лодок. Это случилось именно в тот момент, когда Дёницу нужно было как можно больше лодок для победоносной компании у побережья США.

Когда во второй половин 1942 года новые лодки спускались на воду по 23 в месяц, благоприятный момент был уже утерян. Большинство было отправлено в Северную Атлантику, действовать против конвоев. Трудности были связаны и с поставками сырья, Дёниц был вынужден конкурировать с двумя другими видами вооруженных сил. На Восточном фронте разворачивались все более активные действия, поэтому приоритет в поставках был отдан армии и авиации. В марте руководству флота объявили, что его доля уменьшится, и в месяц будет спускаться на воду только 15 подводных лодок. В апреле Дёниц стал просить об увеличении производства. Гитлер был согласен, но теперь ограничение диктовала нехватка меди.

Офицерский корпус всегда был невелик. До 1942 года потери Германии в подводных лодках были небольшими, но все равно, даже они сказывались, особенно с учетом нового набора. Чтобы комплектовать экипажи новых лодок, Дёниц стал набирать на службу офицеров с надводных кораблей. В 1942-43 годах положение ухудшилось, поскольку количественный состав подводного флота вырос. Тогда Дёниц стал диктовать условия, требуя, чтобы приоритет в наборе на флот был отдан подводным силам.

Офицеры, набранные на флоте, не проходили такого интенсивного курса подготовки, как подводники перед войной. Война диктовала необходимость сокращения учебного курса. На практике это выражалось в следующем: новички, переведенные из других частей офицеры, на один-два похода прикреплялись к опытному экипажу, имея возможность участвовать в его действиях. После этого они сами становились командирами подводных лодок. То же самое относилось к унтер-офицерам и матросам. Большинство новобранцев, начиная с 1942 года, отправлялись служить в подводный флот, а с 1943 года переводились туда с кораблей надводного флота. В 1940 году захваченные в плен подводники из экипажа U-32 показали, что среди них практически нет добровольцев, желающих служить на подводных лодках. Они были очень молоды и недостаточно хорошо обучены. Получалось, что брали их без разбора.

Большинство новых экипажей проходили подготовку на Балтике, на базах, таких, как Готен Хаппен, которой одно время командовал Эрих Топп. Дёниц перевел его туда с фронта. В этих водах, куда не долетали союзные самолеты, новые экипажи впервые соприкасались с реальной жизнью на борту подводной лодки. Большая часть занятий была посвящена отработке действий при атаке противолодочных кораблей противника. Для этой цели использовались различные корабли, в том числе и торпедные катера. Для натаскивания экипажей новой подводной лодки выделялось четыре месяца.

В июле 1942 года союзники смогли достаточно надежно защищать восточное побережье США. Введение системы конвоев и усиление охранения привело к резкому уменьшению числа потопленных кораблей. Однако главную угрозу подводным лодкам представляли самолеты. Активное патрулирование и новая тактика охоты на лодке обеспечивали постоянную возможность для нанесения ударов с воздуха.

19 июля операция «Барабанный бой» была завершена. Растущее превосходство союзников в воздухе диктовало Дёницу необходимость ведения новой тактики. Авиация дальнего действия прикрывала трассы конвоев на все большем расстоянии от баз. С баз Северной Америки и Канады самолеты могли прикрывать значительный район Атлантики на западе. Базы в Гренландии и Исландии обеспечивали защиту обширной территории силами «Каталин» и «Гудзонов». Базы на территории Британии, с которых вылетали «Сандерленды», «Каталины» и «Либерейтеры», прикрывали восточную Атлантику. В образовавшуюся брешь, которую прозвали «Черной дырой», или «Дьявольской глоткой», Дёниц и отправил свои подводные лодки во второй половине 1942 года. Уже к июню потопленный тоннаж достиг 778 тысяч тонн, в июле – 504 тысяч тонн. Цифры впечатляли, но этого количества все равно было недостаточно, чтобы разрушить союзные коммуникации. Более того, только теперь немцы могли по-настоящему оценить возможности судостроительной программы США.

В 1941 году штаб подводного флота оценил максимальный выпуск американских верфей в два с половиной миллиона тонн в год. Уже в следующем году предполагалось, что в 1942 и 1943 годах общее водоизмещение построенных кораблей составит более 15 миллионов тонн. Действия подводных лодок наносили огромные потери союзным силам в Атлантике во второй половине 1942 года. Но уже в июле Дёниц был вынужден признать, что впервые с начала войны общий тоннаж спущенных на воду кораблей превысил тоннаж уничтоженный.

Самые тяжелые месяцы были еще впереди. Но именно в этот момент за всю долгую компанию в Атлантике Дёниц потерпел окончательное поражение. Тем не менее, выбирались новые маршруты боевых походов, атаки на конвои возобновились 5 августа, когда в течение пяти дней 18 подводных лодок атаковали конвой SC94, в составе которого находилось 33 корабля. Когда конвой достиг зоны действия самолетов с английских баз, он потерял 11 кораблей. Две подводные лодки были потоплены и четыре повреждены.

В последующий месяц интенсивность атак «волчьих стай» на корабли увеличилась. SC107 был атакован 1 ноября. 6 ноября контакт был утерян, к тому времени 15 кораблей общим водоизмещением 88 тысяч тонн были потоплены. Ноябрь принес наивысшие достижения подводных лодок за всю компанию, 729 тысяч тонн было отправлено на дно. Успехи подводных лодок в эти месяцы обеспечивались еще и тем, что значительная часть военных кораблей охранения была отведена для прикрытия операции «Факел».

Немецкие кинооператоры снова снимали возвращавшихся с победой командиров подводных лодок. В Сен-Назер пришла U-130, лодка типа 7, под командованием капитана Эрнста Кальца. 1 сентября 1942 года он был награжден Рыцарским Крестом, потопив 115 тысяч тонн в Атлантике.

U-108 вернулась в Лориан из долгого похода, продолжавшегося с 13 июня по 10 октября 1942 года. Командовал фрегатом капитан Клаус Шольтц, получивший рыцарский крест 26 декабря 1941 года.

В середине 1943 года все меньше лодок возвращалось с заданий, чтобы под аккомпанемент оркестра получить награды. Немецкая разведка проявила удивительную неосведомленность: высадка союзников в Северной Африке в конце 1942 года, операция «Факел», стала неожиданностью для Верховного командования Германии. Для перевозки войск и охраны было выделено огромное количество кораблей, непонятно, как это можно было не заметить. Немцы, похоже, имели самые смутные представления о намерениях союзников, если высадка и ожидалась, то на Пиренейском полуострове. Даже не удалось собрать достаточное количество подводных лодок, чтобы атаковать флот вторжения. Почти все они действовали в Атлантике, нанося удары по союзным конвоям. Если бы об операции «Факел» было заранее известно, то силы удалось бы перегруппировать, а так, предшествующие высадке недели подводные лодки не выводились из Атлантики. Даже те, что действовали на Средиземном море, не удалось использовать.

Поскольку на охрану конвоев, перевозящих войска, были выделены значительные силы, скорее всего, подводные лодки не могли нанести серьезных потерь. Суда быстро шли и были надежно защищены, сколько бы лодок ни было. Проблема подводных лодок была одной из основных, рассмотренных союзниками при подготовке операции. На конференции в Касабланке, в Марокко, президенты Рузвельт и Черчилль решили, что борьба с подводными лодками сегодня является главной задачей союзников. Теперь первоочередной целью стала победа в битве за Атлантику и ликвидация угрозы нападения подводных лодок.

Через месяц провал операции с участием крейсеров «Адмирал Хиппер» и «Лейпциг» привела к смене командования военно-морским флотом. Гитлер был разъярен их неудачной атакой на конвой и потребовал от Редера расформировать соединения тяжелых кораблей. 6 января было предложено увеличить темпы строительства подводных лодок. Редер в ответ заявил, что надводные силы должны быть сохранены. 27 января Гитлер снова потребовал расформирование и передачу баз в распоряжение подводного флота. Редер был вынужден подать в отставку, это произошло 30 января.

На его пост был назначен Карл Дёниц. Теперь он занимал высшую должность в военном флоте Германии и немедленно создал соответствующий образ. В своем первом обращении к флоту он заявил, что эта война стала войной подводных лодок. Переехав в Берлин, он взял с собой и штаб подводного флота. В течение двух последних лет войны он продолжал внимательно следить за действиями подводных лодок. В глазах Гитлера подводная война являлась одним из немногих шансов Германии на успех. Он тщетно пытался противостоять неудачам на Восточном фронте и в Тунисе.

В марте Дёниц впервые посетил Италию, уже в новом качестве. События в Тунисе стали объектом его пристального внимания. Гитлер послал Дёница для того, чтобы тот прощупал Муссолини на предмет степени доверия к нему фюрера. Посещая официальные церемонии, Дёниц много разговаривал с итальянскими офицерами о положении дел в Тунисе, где надежды на успех стран Оси улетучивались.

Дёниц стал регулярно присутствовать на военных советах у Гитлера в Растенбурге, в Восточной Пруссии. Дёниц общался с Герингом, Кейтелем и другими деятелями, стал желанным гостем при дворе. Недоверие Гитлера к Герингу росло, особенно после поражения Люфтваффе; одновременно он чувствовал все большее расположение к новому командующему флотом. Звезда Дёница восходила. Несмотря на то, что компания в Атлантике завершалась поражением подводных лодок, сам он поднимался все выше, и в итоге стал официальным преемником Гитлера.

Часть третья

1943-1945

Подводники, возвращавшиеся в базы Бискайского залива в конце 1942 года, под Рождество, общими усилиями за год уничтожили более шести миллионов тонн вражеских торговых судов. Этот результат был обеспечен все увеличивающимся числом подводных лодок. В январе в строю находилось 91 лодка, к декабрю же их стало 212. 87 лодок было потеряно, несмотря на это, подводный флот глядел в будущее с оптимизмом.

1943 год начался в тяжелых погодных условиях. Разыгрались шторма, скорость ветра достигала 250 км/час, иногда высота волн составляла семь метров. Все это не могло не сказаться на действиях подводных лодок. Вахтенные рассказывали, как ветер бросал в них хлопья снега, градины и замерзшие водяные брызги. Они хлестали по непромокаемым костюмам, впивались в лица, царапали; можно было запросто остаться без глаз. Только пояса, пристегивавшиеся к ограждениям, спасали жизни. Неудивительно, что в таких условиях обнаружить противника было очень нелегко. В январе было потоплено всего 27 вражеских кораблей. С февраля по апрель погодные условия улучшились, и лодки снова начали активные действия против союзных конвоев. Успехи были просто впечатляющими и подводники стали надеяться, что снова наступят времена удач.

В январе против 17 конвоев было организовано…