Выдающиеся авиаконструкторы - Александр Яковлев


1 922 0 Опубликовано: 20.04.2015 admin
{attr-title}


Имя Александра Яковлева входит в список самых известных деятелей мировой авиации. Он создал более двухсот типов и модификаций красивых, надежных, удобных в управлении машин. Яковлев был непревзойденным мастером создания легкомоторных самолетов. Но он решал сложные конструкторские задачи в любом классе машин: от вертолетов до бомбардировщиков. Александр Сергеевич Яковлев по-настоящему жил авиацией, он был одним из тех, кто вложил в нее все свои силы, время, знания, талант. Создание самолетов было его страстью и главной целью в жизни. Об этом он когда-то написал книгу, которая стала настольной для нескольких поколений людей, влюбленных в небо.

Александр Яковлев родился в Москве 1-го апреля 1906 года. Его отец служил в нефтяной компании, а мать занималась домом и детьми. Яковлевы имели звание «Потомственные почетные граждане», которое давалось только по императорскому указу. К сожалению, после революции о высокой награде было лучше не упоминать. Александру, с его непролетарским происхождением, и без этого пришлось нелегко.

«Теоретически, он вообще не мог получить высшее образование. Тогда существовали фильтры, не допускающие в ВУЗы детей, как это называлось, эксплуататорских классов. Тогда в ВУЗы, в основном, шли назначенцы, направленные партийными комсомольскими органами».

Яковлев еще со школы начал грезить об Академии воздушного флота, но сразу поступить туда ему не удалось, требовался армейский стаж. Тогда Александр добровольно вступил в армию и устроился на работу в столярные мастерские при той же Академии.

«Он был уборщиком мусора, хозяином ангара (тоже работа по уборке), выносил в коробе, скажем, опилки и, несмотря на то, что на него смотрели косо, как на интеллигента, который занят несвойственным ему делом, он не стеснялся этого, а делал все, что надо было».

Для парня, закончившего гимназию, такая работа казалось неподходящей, однако Александр видел в ней большие возможности: он не только научился делать многое собственными руками, он изучил основные производственные процессы и вник в их нюансы. Но прежде, чем передним открылись двери заветного ВУЗа, Яковлеву пришлось сделать новый рывок.

Пробовать свои силы в качестве конструктора Александр начал еще в школе: из реек, обтянутых бумагой, он смастерил модель небольшого планера. Первые испытания в спортивном зале произвели на него сильнейшее впечатление.

Из воспоминаний Александра Яковлева: «В большом зале, при торжественной тишине в присутствии множества любопытных я запустил свой первый летательный аппарат, и он пролетел метров 15. Радости не было границ! Волнение охватило всех. Модель летала, я ощутил ее движение, жизнь! И здесь родилась моя страсть к авиации».

В марте 23-го года на волне массового увлечения авиацией в СССР создается Общество друзей воздушного флота. А всего через полгода 17-ти летний Александр организует первую в Москве Школьную ячейку друзей авиации.

«Вообще, он стоял у истоков массового советского авиамоделизма, планеризма и спортивной авиации. Благодаря не только своему конструкторскому таланту, но и таланту организатора».

Однажды Яковлев решил создать настоящий планер. У своего знакомого, студента воздушной академии, Сергея Ильюшина, он попросил конспекты и с их помощью рассчитал собственную конструкцию. Когда АВФ-10 был готов, Яковлев без колебаний решил представить машину на очередных планерных состязаниях в Крыму. Аббревиатура планера АВФ выдавала мечту об Академии воздушного флота.

«Этот планер всем очень понравился, на нем много летали. Многие летчики вылетались в планеристов, летая на этом планере. Он получил премию и его планер был отмечен в числе лучших».

После школы были два трудных года в столярных мастерских и долгожданное повышение. Он стал помощником моториста в летном отряде Академии. Вскоре юный энтузиаст решил воплотить в жизнь новую идею.

Середина 20-х годов, развитие авиации и, в том числе, легкомоторной, набирала рекордные темпы. Все чаще пилоты взлетали в небо не на импортных, а на отечественных машинах. Летом 27-го года командир эскадрильи Воздушной Академии Юлиан Пеантковский совершил беспосадочный перелет из Севастополя в Москву. Современников поразил тот факт, что путь длинной почти в 1,5 тысячи километров пилот преодолел на легкой авиетке. В полете на борту машины с индексом АИР-1 находился и ее конструктор, никому не известный тогда Александр Яковлев.

«Во-первых, у него уже был некоторый опыт с планерами, так что он за свою конструкцию не боялся. Во-вторых, это был его первый самолет, и ясно, что он с большим чувством ответственности к этому отнесся. Он долго хлопотал, ему же запрещали делать перелет этот. Это был первый дальний перелет советской авиетки, то есть легкого самолета».

В конечном счете, именно АИР открыл Александру заветную дорогу в Воздушную Академию. Позднее, дату первого полета АИРа, 12-е мая 1927 года, станут считать днем рождения ОКБ Яковлева.

А вот судьба человека, в честь которого АИР получил свое имя, сложилась трагически. Алексей Иванович Рыков, председатель Совнаркома и руководитель Общества друзей воздушного флота, в середине 30-х был репрессирован и расстрелян. После этого аббревиатуру АИР стали представлять, как перевод английского слова AIR - воздух.

Во время учебы в Академии Яковлев продолжал строить самолеты, в год по машине. Для неопытного еще конструктора - удивительная плодовитость. Получив диплом, он стал инженером на заводе №39, где располагалось Центральное конструкторское бюро. Яковлев тут же организовал группу легкой авиации. Эта группа, после основной работы, трудилась над созданием его новых машин. Одну из них, АИР-6, за удобство прозвали «воздушным автомобилем».

«Использовался он очень широко. Он был не только в агитационной эскадрилье имени Горького, но он закупался и использовался Аэрофлотом в качестве самолета местных линий, был он связным самолетом в Вооруженных силах, был он полярным, санитарным – ну я не знаю, кем он только не был».

В один из сентябрьских дней 33-го года на Центральном аэродроме в Москве встречали французского министра авиации.

«Стоял французский самолетик, один, очень хорошо окрашенный, привлекавший внимание. Выстроена была эскадрилья имени Горького, агитационная, и в числе самолетов был и АИР-6 Яковлева, прекрасно отделанный и оформленный замечательно».

Внешний вид самолета даже ввел в заблуждение начальника Авиапрома, Георгия Королева.

«Королев решил, что это французский самолет, и сказал своей свите: «Вот видите, как надо строить самолеты! Сразу видно заграничную работу. Чей это самолет, какой фирмы?». Ему говорят: «Конструктора Яковлева». Ну, он тут сник и пошел искать французский самолет».

Любовь к чистоте и аккуратности была для Яковлева так же характерна, как и решительность. И это, несмотря на рабочий стаж, всегда выдавало его непролетарское происхождение.

В начале 30-х годов мировая пресса запестрела фотографиями американских спортивных монопланов. На этих самолетах удалось развить невероятную, по тем временам, скорость - более 300 км/час. Идеей быстроходности были одержимы авиаторы всех крупных держав. Молодой советский конструктор Александр Яковлев в борьбе за скорость решил сделать упор не на мощный двигатель, а на улучшение аэродинамики самолета.

Из воспоминаний Александра Яковлева: «Мне удалось заразить ближайших своих помощников мечтой о создании совершенно нового по схеме, и самого быстроходного в нашей авиации самолета».

Это был моноплан с обтекающим фюзеляжем и крылом очень тонкого профиля. Такая схема позволила резко снизить сопротивление воздуха. Когда АИР-7 вышел на испытание, он произвел настоящую сенсацию. Скорость в 332 км/час была почти на 10 км больше, чем у американцев. АИР обогнал и самый быстроходный советский истребитель того времени И-5. Этот успех стал решающим в деле создания отдельного КБ 29-ти летнего Александра Яковлева. Возможно, тогда коллеги и стали в знак уважения называть его по инициалам АС.

Но путь конструктора не обходится без ошибок и неудач. В ходе одного из полетов АИР-7 едва не произошла катастрофа: летчик Пиантковский чудом остался жив. На Яковлева тут же посыпались упреки и обвинения, ему с трудом удалось сохранить свое КБ, однако, с завода группу попросили удалиться. Для работы ей выделили одно из помещений мастерской, где в то время делали кровати.

«С чего начал Яковлев? С наведения порядка в той части мастерской, которая была отведена под самолеты, он сам это очень ярко описывает, был наведен порядок, установлены станки. Территория, превращенная в свалку, была расчищена. На ней, в дальнейшем, был создан образцовый авиационный завод, который отличался в то время от всех высоким уровнем своей культуры».

Проект первого самолета, сделанного в мастерской, АИР-9, был представлен на конкурс безопасных самолетов. Конструктор применил в машине много технических новинок, в том числе, общий фонарь обеих кабин. В дальнейшем многие учебные и даже боевые сверхзвуковые самолеты будут иметь такой фонарь.

4-го июля 1937 года на Аир-9 был установлен женский мировой рекорд высоты. Фото улыбающейся летчицы Екатерины Медниковой замелькали на страницах советских газет. Красивая, обаятельная и смелая, эта девушка была искренне предана авиации. Только такая и могла стать женой Александра Яковлева.

«Она испытала, уже как летчик-испытатель, более 10 типов самолетов Яковлева и Грибовского, она установила несколько мировых рекордов. То есть она любила авиацию. Вот вы видите, что они действительно были единомышленниками, а потом, она была такой девушкой, в которую не влюбиться было невозможно».

Но не только жена была увлечена авиацией. Двое их сыновей пошли по стопам отца, с самого детства их окружали самолеты и в будущем они стали хорошими конструкторами. А Сергей Яковлев даже возглавлял в ОКБ направление спортивных самолетов.

В 1935 году Александр Сергеевич получил звание Главного конструктора. В том же году он создает знаменитый УТ-2, самолет первоначального обучения для летных школ и аэроклубов.

Из отчета инструкторов Чугуевского Военного авиационного училища: «УТ-2 для школ и училищ - чрезвычайно важный самолет. Как переходный с У-2 на И-16, он дает возможность в более легких условиях тренировать весь высший пилотаж».

Учебно-тренировочный УТ-2 стал началом целого семейства учебных и спортивных «яков». Вскоре появился одноместный УТ-1 - учебная машина, которая по своим пилотажным качествам была очень близка к истребителю И-16.

27-го апреля 39-го года молодой конструктор с волнением шел по Кремлевскому коридору к Сталину. 4 года назад они уже встречались на авиапараде в Тушино, и тогда вождь с интересом выслушал идею молодого конструктора. Впечатленный, даже усадил рядом с собой во время фотографирования. Но теперь Сталин вызвал его для личного разговора. АС догадывался, что речь пойдет о его первом боевом самолете.

«В этом самолете было взято все от аэродинамики, это был исключительно обтекаемый быстроходный самолет, он имел скорость до 567 км/час, что было намного выше, чем у всех остальных тогдашних самолетов. И это привлекло внимание Сталина».

Новый двухмоторный самолет под индексом ББ-22 поразил специалистов своими возможностями. Он летал на 130 км/час быстрее, чем стоящий тогда на вооружении скоростной бомбардировщик СБ, созданный Андреем Туполевым.

«Если учесть, что там были, в общем-то, если сравнивать с СБ, двигатели примерно той же мощности, то машина была намного компактнее и намного легче. За счет этого получилась высокая скорость».

Правда, установка оборонительного вооружения ухудшила его летные характеристики, но самолет все же строили серийно под маркой Як-2 и Як-4.

Во время гражданской войны в Испании немцы применили новые боевые самолеты, которые превзошли советские машины. Неожиданно для руководства СССР выявилось отставание нашей авиации. Сталин был сильно обеспокоен этим фактом, он понимал, что требуется создать истребители нового поколения. Ставку решили сделать на молодежь: Яковлева, Лавочкина, Микояна и других конструкторов. Перед войной в серию были запущены истребители Миг, Лаг и Як, но самым легким и маневренным среди них оказался именно Як-1.

«Это было удачное сочетание скорости, огня и маневренности, пилотажные характеристики были выше. Летчики любили Як и даже Сталин это отметил. «Летчики, - он сказал, - больше любят «яки». Я вам еще скажу, что Покрышкин свою первую звезду Героя получил тогда, когда он летал на Як-1».

Як-1 поднялся в воздух 13-го января 1940 года. Самолет пилотировал бессменный летчик-испытатель ОКБ Юлиан Пиантковский. Конструкция Як-1 легла в основу всех последующих истребителей Яковлева в периоды Великой Отечественной войны. За нее главный конструктор, один из первых в СССР, получил звание Героя Социалистического Труда и Лауреата Государственной Премии. Вообще, АС был, своего рода, рекордсменом по части награждения. Одними Сталинскими премиями его награждали целых 6 раз.

Перед самой войной конструктора назначили Заместителем Наркома авиационной промышленности по опытному самолетостроению. Теперь Яковлев следил за тем, чтобы в производство шли только самые перспективные проекты.

«Яковлев очень хорошо умел отличать реальное от нереального. Говорят, ему приписывают фразу, что «надо дать заказчику не то, что он просит, а то, что ему действительно нужно». И он всегда на всех своих машинах принимал такое решение».

Способность Яковлева улавливать то, что необходимо на данный момент, особенно пригодилась в годы войны. Его самолеты были хороши не только в бою, они оказались очень просты в производстве. Многие заводы были эвакуированы на Восток, не хватало помещений, опытных мастеров. В таких условиях несложной сборки «яки» были настоящим сокровищем.

«Деревянные чем хороши? Можно использовать большое количество неквалифицированного труда. Там идет ручная клейка, как папье-маше, скажем, деревянный фюзеляж. Можно использовать столярные мастерские, можно использовать мебельные фабрики, что наши и делали».

Осенью 42-го года группа французских летчиков прибыла в СССР, чтобы сражаться против Германии. Для формирования эскадрильи пилотам были представлены несколько типов истребителей. Французы предпочли легкий и маневренный Як.

В октябре 41-го Яковлев, в качестве Замнаркома, срочно вылетел в Новосибирск. Там на Авиационном заводе сложилась катастрофическая ситуация.

Из воспоминаний Александра Яковлева: «К моменту нашего приезда завод был забит недоделанными самолетами. Не только сборка, но и почти все цеха превратились в «болота». Сдача готовых к бою машин в последние месяцы не производилась совсем. Директор и главный инженер были растеряны, и, хотя я задавал вопросы только общего характера, в их ответах чувствовалась явная беспомощность».

Яковлев, с его решительностью и даром организатора, смог переломить ситуацию и вскоре завод стал выпускать до 20-ти машин в сутки.

К концу 42-го года Красной Армии удалось освободить часть советской территории. Многие заводы восстановили нормальную работу, увеличились поставки импортного алюминия.

«Стали внедрять большее количество легких сплавов и в яковлевских машинах, и в лавочкинских машинах, заменяя дерево легкими сплавами. Это привело к улучшению летных данных».

Як-9 стал самым массовым советским истребителем за всю историю войны. Применение металла позволило уменьшить его массу. Выигрыш в весе использовали для увеличения запаса горючего и оснащения более мощным вооружением. И имелась еще одна важная особенность: Як-9 можно было модифицировать в самые разные по назначению и боевому применению типы самолетов. Он имел 22-е основные модификации, из которых 15 строились серийно.

«Сначала стали ставить 37-мм пушку в развале цилиндров вместо обычной пушки ШВАК, потом стали делать вместо обычных стандартных двух крыльевых баков – четыре, появился дальний вариант истребителя, а потом и другие, не такие распространенные, как Як-9Т и Як-9Д, но тоже весьма массовые самолеты, как самолет с внутренней бомбовой подвеской, как сверхдальний».

Як-3 воплощал в себе идею легкого и маневренного самолета воздушного боя. За основу конструктор взял Як-1, облегчил его и существенно улучшил аэродинамику. Именно на этих машинах знаменитый французский полк «Нормандия-Неман» заканчивал Великую Отечественную войну.

Любой конструктор, даже очень талантливый, должен опираться на единомышленников. Новая машина - это всегда коллективный труд и взаимопомощь. В середине войны заместителем Яковлева стал Олег Антонов. Он принял активное участие в создании истребителей марки Як. В ходе совместной работы Александр Сергеевич впервые услышал об идее Антонова создать транспортный биплан укороченного взлета и посадки. После войны Замнаркома написал в своей резолюции: «Это интересный самолет, нужно его построить». 6 слов Яковлева не только решили вопрос о создании Ан-2, знаменитого в будущем «кукурузника», фактически - эти слова положили начало новому ОКБ, которое возглавил Олег Антонов.

К концу войны на вооружении Германии и Великобритании появились первые реактивные самолеты. В Соединенных Штатах также активно работали над созданием подобных машин. Использование реактивных двигателей позволяло значительно повысить скорость и другие летные характеристики. В 45-м году за эту тему взялись и советские конструкторы. Александр Яковлев, в целях экономии времени, решил поставить турбореактивный двигатель на истребитель Як-3. В этом шаге виделось очень мудрое решение. Летчик попадал в знакомую, привычную для себя обстановку. Это позволяло без особого труда осваивать новую реактивную технику.

6-го августа 1951 года у Сталина состоялось совещание, на котором обсуждался важный стратегический вопрос. Для обороны границы срочно требовался самолет, способный длительное время патрулировать воздушное пространство. Взяться за создание такого истребителя-перехватчика решил Александр Яковлев. Уже через год новый всепогодный перехватчик Як-25 поднялся в воздух. Самолет оснастили мощным радиолокатором, что позволяло обнаруживать цели на расстоянии до 30 км. Схема Як-25 оказалось настолько удачной, что конструктор смог использовать ее при создании целого семейства боевых машин различного назначения.

В 1953 году умер Иосиф Сталин, Яковлев глубоко переживал это событие. В его кабинете портрет Вождя будет всегда оставаться на стене, не смотря на перемены в политической жизни страны и смену ее лидеров.

«Он его очень уважал, и это ощущается по всему тону его книги «Цель жизни».

С новым лидером страны, Никитой Хрущевым, отношения у АС не сложились. Слишком разные они были по складу характера. Однажды между ними произошел неприятный инцидент. На выставке авиационной техники Никита Сергеевич кинул фразу, что дело конструктора создавать самолеты, а не писать книги. К тому времени Яковлев как раз опубликовал автобиографические рассказы. Он не посмел возразить Первому секретарю ЦК, однако неприязнь между ними осталась навсегда.

Между тем, книги Яковлева были очень популярны, долгое время они являлись настольными для многих любителей авиации.

Из воспоминаний Корнея Чуковского: «Талантливый авиаконструктор оказался и в литературе талантливым. Слог его, совершенно свободный от газетно-казенных шаблонов, прост, живописен и точен. Нельзя не восхищаться человеком, который до страсти влюблен в свой сверхчеловеческий труд».

В 1967 году на параде в Домодедово демонстрировался первый советский самолет вертикального взлета и посадки Як-36. Он завис в воздухе как вертолет, а потом, стремительно набирая скорость, скрылся из виду. Появление такой машины стало не только прорывом в отечественном авиастроении, но и решением важных стратегических задач.

«Основным толчком был то, что очень интенсивно развивалось противоаэродромное оружие и было понятно военным, что в случае любого конфликта первой целью будут аэродромы. И, соответственно, самолеты, даже оставшись целыми, не смогут взлететь и принять участие в боевых действиях».

С мировыми тенденциями вертикального взлета и посадки Яковлев впервые подробно познакомился в 1960 году на выставке «Farnborough». На него произвел большое впечатление английский экспериментальный вертикально взлетающий самолет фирмы «Short». Это была действительно сложная задача - превысить тягой двигателя массу машины и, при этом, обеспечить ее управление. В этом вопросе Советский Союз отставал от стран НАТО, однако, ни одно наше КБ не решалось взяться за эту тему. На это отважился только генеральный конструктор Александр Яковлев.

«Решение, конечно, было сложное, потому что, конечно, все эти годы, пока эти самолеты разрабатывались на Западе, у нас в ОКБ отслеживали все эти работы и знали, что они проходили через очень большие потери и летчиков, и самолетов. Поэтому, принять такое решение для Генерального конструктора, это было, значит возложить на себя эту вот всю ответственность возможных катастроф».

Ему пришлось начинать практически с нуля, ведь опыт проектирования подобных машин в нашей стране просто отсутствовал. Для этого было создано множество испытательных стендов и лабораторий. Заново разрабатывалась система управления самолетом в режиме нулевых скоростей. Одной из основных проблем, которые нужно было решить, являлась силовая установка.

«Это была проблема, конечно, очень сложная, потому что отрасль двигателестроительной техники, которая должна была обеспечить решение вот этой задачи, она как раз к этому моменту подошла к созданию таких двигателей, которые бы имели при относительно небольшом весе достаточную тягу».

24-го марта 66-го года летчик-испытатель ОКБ Валентин Мухин впервые выполнил вертикальный взлет и посадку на экспериментальном самолете Як-36. Эту дату можно считать Днем рождения отечественного вертикально взлетающего самолета. Вскоре ОКБ приступило к разработке нового самолета - легкого штурмовика с вертикальным взлетом и посадкой. К тому времени интерес к машине такого типа стал активно проявлять и Военно-морской флот.

С 1976 года на вооружении тяжелых авианесущих крейсеров класса «Киев» стали поступать новые самолеты Як-38. Это были первые в мире палубные машины вертикального взлета и посадки. Одной из новинок стала система автоматического катапультирования летчика.

«Это была единственная, первая и единственная в мире система, которая была применена еще на самом первом самолете, на Як-36 и, причем вот тут вот надо сказать, что это была концепция самого Яковлева, применять вот эту систему. И вот до тех пор, пока эта система не была отработана и поставлена на первые опытные самолеты, Як-36 еще, он не разрешал проводить полеты по полному профилю».

Як-38 состоял на вооружении авиации Военно-морского флота в течении 15-ти лет. Дальнейшим развитием этой темы стал Як-141, первый в мире сверхзвуковой боевой самолет вертикального взлета и посадки. Летные испытания опытной машины начались в марте 87-го года. К сожалению, распад Советского Союза не позволил закончить работы по этой уникальной машине.

Главным отличием ОКБ Яковлева всегда была необычайная широта охвата тем. Конструкторы его коллектива были настоящими универсалами. Например, в конце 40-х годов Яковлев разработал десантный планер Як-14. Серийно выпускался, так называемый, «летающий вагон».

Як-24, на момент своего появления, был самым мощным вертолетом. Более того, на нем были установлены первые советские вертолетные мировые рекорды. А был еще и «реактивный вагон», правда, не летающий, а железнодорожный. Разработкой этого вагона также занимались конструкторы Александра Яковлева.

«И все это стало возможно благодаря универсальности, ну, во-первых, инженерного состава и, во-вторых, той структуре, которую выстроил Александр Сергеевич Яковлев в своем ОКБ. Которая явилась самой правильной, как показало время, и самой объективной».

Несмотря на активные работы по боевым машинам, Яковлев всю жизнь оставался верным своей первой любви - легкомоторной авиации. Одним из самых известных самолетов стал учебно-тренировочный Як-18. Он пришел на смену устаревшему УТ-2. 1000 советских летчиков делали свои первые шаги в большую авиацию на этой «летающей парте». Надежный, легкий в управлении Як-18 позволял не только осваивать азы летного дела, конструкция самолета давала возможность постоянно развивать самолет. На базе Як-18 были созданы великолепные спортивно-пилотажные машины, такие как Як-18п, Як-18ПМ и Як-50. Благодаря им советские спортсмены не сходили с пьедесталов Чемпионата мира по высшему пилотажу на протяжении двух десятков лет.

В середине 60-х годов появилась необходимость заменить устаревший самолетный парк местных авиалиний. Это были поршневые машины, крейсерская скорость которых не превышала 350 км/час. Яковлев решил построить новый самолет.

Из воспоминаний Александра Яковлева: «Наш конструкторский коллектив на протяжении многих лет был известен своими истребителями, учебно-тренировочными и спортивными самолетами. Многие сомневались, по плечу ли вообще нашему КБ современная реактивная пассажирская машина. Оказалось, что по плечу».

Задачу он видел в создании машины, которая будет сочетать в себе скорость и комфорт больших лайнеров. В 1966 году появился знаменитый Як-40, первый в мире реактивный самолет для местных пассажирских авиалиний. Эта машина стала с успехом эксплуатироваться не только Аэрофлотом, ею заинтересовались и за рубежом.

«Как известно, самолет Як-40 явился первым советским самолетом, который соответствовал американским нормам летной годности. Поскольку в то время еще не существовал Авиационный регистр в России, поэтому сертификацию мы проводили в таких развитых авиационных державах, как ФРГ, Италия. И впервые советские самолеты были проданы, пассажирские самолеты, были проданы в такие высокоразвитые страны».

После распада Советского Союза руководство ОКБ Яковлева сумело сохранить ведущих специалистов, и в эти непростые годы коллектив ОКБ сумел создать прекрасный реактивный учебно-боевой самолет Як-130 - самолет 21-го века.

Александр Яковлев ушел из жизни 22-го августа 1989 года. Каковы же итоги пути знаменитого конструктора? Его истребители стали «оружием победы» во время Великой Отечественной войны, на его самолетах установлено 74 мировых рекорда, страна получила 70 тысяч машин марки Як. А еще, в истории авиации он остался как великолепный рассказчик, описавший не только свой путь конструктора, но и хронику советского самолетостроения, сыгравший в нем одну из главный ролей, Александр Сергеевич Яковлев когда-то совершенно точно выбрал для себя цель жизни.